Жизнь прожита не зря

В свои восемьдесят два года Виталий Ерофеевич Шилкин, оценивая пройденный жизненный путь, вправе сказать, что жизнь, выпавшая на его долю, хотя и была трудной, но не прошла зря. За плечами ветерана осталась вереница исторических событий, жизненных ситуаций, сбывшиеся и не сбывшиеся мечты и чаяния…


В многодетной семье, где воспитывалось десять мальчиков, он был шестым. Его родители проживали в поселке Серый Камень, который был образован на основе объединения хуторов Шумячского района Смоленской области, на самой границе с Климовичским районом Могилевской области. Рано Виталий познал все трудности крестьянской жизни. С четырех лет пас со старшими братьями коров, в семь – водил лошадей в ночное, а после десяти стал за плуг. Такой была доля всех деревенских мальчишек. Но самое ужасное испытание было впереди. На рассвете 22 июня 1941 года грянула война…


— С первых дней оккупации, — вспоминает Виталий Ерофеевич, — мне довелось увидеть истинное лицо фашизма. По пролегавшей от нас в 600 метрах шоссейной дороге «Варшавке» началась военная карусель. Неимоверные крики, вопли, плач и взрослых, и детей, доносившиеся из длинных и долгих верениц беженцев. Дикий, зверский рев немецких самолетов, бомбивших их… И взрывы, взрывы, взрывы, от которых содрогалась сама земля и все внутри. Такое не забывается. Немцы оккупировали нашу местность 1 августа 1941 года и вели себя по-наглому, как хозяева, устанавливая свой звериный порядок. За укрывательство раненых красноармейцев, неповиновение была только одна мера наказания – расстрел. Ничто не изгладит из памяти ужасающее зрелище войны. Воспоминания. Они бередят душу до сей поры. Вот и сейчас просто стоит перед глазами картина, когда гнали колонны наших военнопленных на запад. Сотни изможденных, еле передвигающих ноги, изо всех сил старающихся не отстать от колонны обреченных людей не шли, а тащились, подгоняемые собаками и автоматчиками. Отстающих безжалостно расстреливали. Не одного убитого солдата приходилось нам хоронить после прохождения таких колонн. Многие военнопленные, думая: все равно — смерть, старались по ходу пути делать побеги. И те счастливчики, кого не настигала пуля пистолета или автомата, бродили по лесу или окраине села. Встречая их, я старался найти им хоть какую-нибудь еду и укромное место для укрытия и ночлега. В качестве проводника я переправлял их потаенными лесными тропами в те места, где уже сформировались партизанские отряды. Которым также передавал ценные сведения о передвижении эшелонов с немецкой военной техникой и солдатами, благодаря чему не один из них полетел под откос… Однажды, по сообщению моих разведданных, партизанам удалось уничтожить целый немецкий гарнизон эсесовцев, за что я получил благодарность от командира партизанского отряда имени Сергея Лазо. Мне тогда было 15 лет. Многое пришлось пережить. Был и под немецким расстрелом и значился в списках, угоняемых в фашистские концлагеря, и не раз, мысленно, прощался с жизнью… Но судьба была милостива ко мне. И я ей благодарен за это. Вернулись мы в родную деревню сразу же после освобождения 27 сентября 1943 года. Жить приходилось в наскоро настроенных землянках, потому что, отступая, фашисты сожгли и разрушили нашу деревеньку. Но полностью мирной жизнь для нас еще не была. На протяжении девяти месяцев люди жили в прифронтовой зоне, подвергаясь пулеметному обстрелу и бомбежкам гитлеровских стервятников. И лишь после операции «Багратион» мы стали жить спокойно. Из семьи погиб под Сталинградом, воевавший на танке, мой отец, Ерофей Федорович. Два старших брата, Владимир и Григорий, вернулись с войны калеками-инвалидами. А вообще в нашей родне много полегло, сложив за родину свои головы, в этой кровопролитной войне. Но все-таки выдюжили, отстояли родную землю и победили! А на освобожденной территории жизнь входила в привычное мирное русло. Люди отстраивали сожженные дома, строили планы на будущее.


Особенно романтическим оно было для сверстников Виталия. Хотя и с опозданием, он окончил среднюю школу, поступил в Витебский ветеринарный институт, который дал ему профессию и путевку в жизнь. Трудовую деятельность В.Е. Шилкин начал старшим ветврачом ветеринарного отдела Полесского областного управления сельского хозяйства. Но его тянуло к практической деятельности, конкретным делам. Виталий Ерофеевич переезжает в Житковичский район и более сорока лет трудится в аграрном секторе района. За эти годы он работал в должностях главного ветеринарного врача ПМС, председателем колхоза «1 Мая», главным ветврачом совхозов «Житковичи» и «Красный Бор», заместителем начальника управления сельского хозяйства райисполкома. Сполна занятый на производстве, он никогда не самоустранялся от общественной работы. В. Е. Шилкин 30 лет возглавлял товарищеский суд, являлся председателем комиссии по борьбе с пьянством. И сегодня, разменяв девятый десяток лет, он активно участвует в ветеранской художественной самодеятельности.


Хорошо сложилась у Виталия Ерофеевича и личная жизнь. Со своей супругой он прожил в мире и согласии 46 лет. Они воспитали и дали путевку в жизнь троим дочерям и двум сыновьям. Семья пополнилась одиннадцатью внуками и тремя правнуками.


В свободное время В.Е. Шилкин любит почитать периодическую печать, всегда начинает с любимой районки, которую выписывает 55 лет, с удовольствием слушает радио и телевизор, увлекается художественной литературой, особенно поэзией, много знает наизусть стихотворений и хорошо декламирует их. Его хобби – разгадывание кроссвордов и игра в шахматы. Достаточно сказать, что в 2003 году в областном соревновании среди ветеранов он занял первое место, а в 2005 году – третье.


Ведя активную жизнь, Виталий Ерофеевич чувствует себя нужным своим родным и близким, друзьям и знакомым. И это чувство убеждает, что жизнь прожита не зря.


В. КИЖНЕВ.


НА СНИМКЕ: Виталий Ерофеевич Шилкин со своим младшим внуком Андреем. Фото автора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.