Вспоминая то время…

Корж Валерий Николаевич. В настоящее время пенсионер МВД. Подполковник милиции. Уволен на пенсию в ноябре 1994 года с должности заместителя начальника отдела внутренних дел Житковичского райисполкома по личному составу.


26 апреля 1986 года я и начальник отдела Василий Александрович Бородин прибыли на коллегию УВД в г. Гомель. Как обычно, сотрудники, встречаясь, всегда сообщают друг другу «последние новости». И вот при разговоре замполит из Брагинского ОВД М.И. Сапоненко сказал о том, что прошедшей ночью на Чернобыльской АЭС был какой-то взрыв. Всю ночь работали пожарные машины, был слышен шум, звуки сирены и т.д. Небо было невообразимо красным с голубыми отблесками свечения. Нужно сказать о том, что г. Брагин находится от АЭС недалеко, их разделяет р. Припять. Так мы узнали об этой трагедии. Чуть позже мы узнали и о подвиге сотрудников пожарной охраны, которые непосредственно принимали участие в тушении пожара на АЭС. И очень сожалели, когда они один за другим уходили из жизни, хотя уже в г. Москве, куда они были срочно доставлены на лечение, врачи делали все, чтобы их спасти. Фамилии и имена их известны! Медицина была бессильна. Но именно эти сотрудники, а тогда они входили в систему МВД, стали примером воли и мужества для тех, кто шел после них.


Кстати, на коллегии УВД нам так и не сообщили, что именно произошло на АЭС.


14 мая 1986 рода в Житковичский РОВД поступил приказ: командировать в Наровлянский ОВД пять человек во главе с замполитом. Для выполнения спецзадания! Нужно сказать о том, что первыми из отдела именно в г. Наровля уехали наши сотрудники на нашем автозаке – старший лейтенант А.В. Ушаков, старший лейтенант П.М. Кочко и милиционер охраны А.Е. Лукашевич. И вот мы встретились в г. Наровля. Из разговора стало ясно, что произошло. Также меня насторожило то, что много есть неразберихи, питание вообще не было организовано и т.д.


Но нужно было идти докладывать о нашем прибытии. В ОВД Наровлянского райисполкома я доложил начальнику отдела Н.П. Хранькову, а также своему будущему командиру оперативного отряда майору милиции М.И. Толкачеву о прибытии. В тот же день, 15 мая, прибыли на своем автобусе сотрудники из Могилевского УВД, а также из г. Молодечно (10 человек), по 1-2 человека из г.г. Логойск, Дзержинск, Вилейка, Жодино. В первый день был укомплектован отряд в количестве 99 человек. Начальник штаба отряда, капитан И.А. Кондратенко (г. Гомель), замполит старший лейтенант И.Я. Данильченко (г. Ельск). Командир отряда, майор милиции М.И. Толкачев (начальник отдела паспортной и визовой службы УВД г. Гомеля). Из числа сотрудников было создано три смены, каждая из которых полностью «закрывала» отведенную нам зону по маршруту Довляды – Дерковичи – Белая Сорока – Бук. А это – более 60 км. Смены дежурили по 12 часов. Первую смену, 15 мая, Гомельскую, по указанному маршруту сопровождали сотрудники Наровлянского РОВД и наш командир М.И. Толкачев. Знакомство состоялось! Нужно сказать, что сразу был решен вопрос по проживанию. Расположились мы в общежитии ПТУ, учащиеся которого были полностью отселены.


На второй день, 16 мая, состоялось совещание в Наровлянском райисполкоме. Были поставлены задачи: продолжить отселение людей из населенных пунктов, оказывать им помощь; обеспечить охрану домов, имущества и т.д. Кроме этого, оказать помощь колхозам и совхозам в эвакуации скота, техники и т.д. Отдел внутренних дел выполнял свои задачи, мы – свои. В частности, нам необходимо было построить и оборудовать КПП, в обязательном порядке организовать работу, сделать ПОЛОИТ (пункт обработки людей, оружия, техники). Через несколько дней этот ПОЛОИТ начал работать на р. Словечно.  Также нам было поручено сделать и выставить на всех дорогах, съездах запрещающие знаки. Каждая смена, перед заступлением на дежурство, инструктировалась. Внимание старших постов, передвижных групп обращалось на личное поведение и личную безопасность. Практически мы были безоружны. Смены, в обязательном порядке, по маршруту сопровождал кто-то из руководства отряда. Мы напоминали сотрудникам, чтобы они постоянно были бдительны, т.к. все могло быть. И было! Были случаи мародерства, краж, угона техники, пожары. В тот период было очень жарко. Горели торфяники. Помню усталого, пропахшего гарью и дымом начальника УПО УВД полковника внутренней службы А.Е. Прытыченко.


Вообще, в зоне отселения переплелись интересы многих структур. К примеру, постоянно круглосуточно брались пробы воздуха, причем, представителями Москвы. Решали свои вопросы и работали в зоне ветеринарная служба, медицина, торговля, бытовое обслуживание, специальные службы и т.д.


В г. Наровля постоянно поливались водой улицы, вывозился грунт, даже крыши домов смывались водой.


Вспоминаю, как 16 мая, после совещания в райисполкоме, мы поехали по маршруту. Недалеко от г. Наровля есть деревни Березовка и Антоновка. На полях возле этих деревень работали молодые девушки в купальниках, в солнцезащитных очка. Они обрабатывали свеклу. А мы экипированы в сапоги-чулки, при нас плащи ОЗК и все мы надели респираторы «Лепесток». Конечно, это вызвало у девушек большое удивление.


Однако, через пару дней нам пришлось отселять и эти деревни – Березовку и Антоновку. Это говорит о том, что в тот период никто еще ничего не знал, местность была не обследована. В тот же день мы, проезжая д. Белая Сорока, сделали замеры. Дозиметристом в отряде был капитан Геннадий Кириленко (г. Могилев). Уровень радиации – 50 мл/рентген/час. Вообще, лично я не видел и не знаком с инструкцией, как себя вести в зоне заражения. Нам говорили, что в зоне курить нельзя, если открыл бутылку минеральной воды, выпить нужно полностью, если не выпил всю воду – выбрось. Далее, если при прохождении машины на тебя летит пыль, нужно перейти на другую сторону. Был у нас такой разговор, что в этой ситуации роли Военной академии химзащиты имени маршала Тимошенко не прослеживается. Может потом, но тогда  никаких инструкций не было, а ведь тогда еще был Союз…


Все сотрудники были переодеты в общевойсковую форму х/б, был решен вопрос с баней (она работала круглосуточно), через 3-4 дня решили и вопрос с питанием. Командир М.И. Толкачев через УВД и МВД согласовал этот вопрос и мы брали в термоса питание в отдельном батальоне химзащиты, который располагался в п. Киров. Вопрос был решен и с автотранспортом, здесь мы подключили райисполком. И началась наша работа. Чувствовалась усталость. За сутки сотрудники не успевали полностью восстановиться. И так целый месяц, до 15 июня. Я, как замполит, наравне с командиром, отвечал не только за вопросы организации службы, но также и за сплочение коллектива, за морально-психологический климат. Скажу с чувством удовлетворения, что за весь период не было ни одного случая нарушений дисциплины. Люди были объединены одной целью, были по-доброму злы к службе. В тот период мы работали под контролем и УВД, и МВД. Непосредственно от МВД с нами работал майор В.А. Невмержицкий, от УВД – майор Л.И. Артеменко. Обязательным было требование создать временные партийные группы, комсомольско-молодежные формирования, дойти до каждого сотрудника, узнать его проблемы и т.д. Все это было сделано  и дало свои плоды. Были изучены составы семей сотрудников, обязательно поздравляли сотрудника с днем рождения. Ежедневно выпускались 1-2 боевых листка.


Стремились мы как-то разнообразить отдых сотрудников. Возле нашего общежития был кинотеатр. Организовывали поход в кино. В конце мая вышли на Гомельское музыкально-педагогическое училище им. Н. Соколовского. Они прибыли к нам и в актовом зале ПТУ дали хороший концерт. На концерте были и местные жители. После концерта мы каждому выступающему вручили по букету цветов (такие букеты на базаре не продаются — огромные) и предложили им ужин из наших термосов.


Помню, у сержанта А.С. Дубовенко (Житковичский ОВД) родился сын. Поздравлял его весь отряд. Пришлось решать вопрос и отпустить сержанта к семье. Его заменил сержант Г.В. Леликов. 


Обязательным требованием Политуправления МВД было отразить вопросы работы в зоне радиоактивного загрязнения, что я и сделал, подготовив отчет, который сдал лично майору В.А. Невмержицкому (в настоящее время работает в Академии МВД).


На смену нам прибыл отряд сотрудников УВД Мингорисполкома. И вот – построение. Я тоже находился в строю. Прозвучала команда. Командир отряда М.И. Толкачев доложил заместителю начальника УВД Н.М. Середа, что отряд и смена построены. Н.М. Середа спросил: «Где замполит?» Последовал ответ: «В строю». Н.М. Середа вызвал меня: «Зачитывайте приказ». И вот тут я, как никогда ранее, почувствовал чувство гордости. За то, что именно нашему отряду было присуждено І место. Всего отрядов было три – Наровлянский, Брагинский, Хойникский. За то, что мы, готовя приказ, не обошли стороной и не упустили из вида ни одного сотрудника. Все были поощрены! Сотрудники получили 6 именных часов, почетные грамоты УВД и МВД, нагрудные знаки, денежные премии, в семьи многих были направлены благодарственные письма. Расставание было тяжелым. Вроде бы как что-то уходило навсегда. Я и сейчас уверен, что созданный коллектив был готов к выполнению любой задачи.


Вспоминаю старшего лейтенанта В.А. Дедушкина, командира ОР ППСМ г. Бобруйска, (некоторое время мы с ним переписывались),майора Л.В. Анисимова (УВД Могилевского о блисполкома), майора Л. Журавского (г. Молодечно), нашего доктора Е.П. Малащенко (ИТК г. Могилев), сержанта Н.И. Ястремского (г. Мозырь). Все сотрудники были профессионалами своего дела, с высоким уровнем подготовки, физическими и моральными качествами. Жаль, что некоторые уже ушли из жизни. Причинная связь – радиация, пребывание в зоне радиоактивного загрязнения. Помню майора внутренней службы Н.И. Литвинова (УВД г. Гомель). Он писал поэму, в которой отражалась вся боль и страдания народа от этой ужасной катастрофы ХХ века.


Также в словах поэмы выражалась уверенность, что пройдут годы, жизнь в этом прекрасном белорусском уголке возродится, и вновь будет слышен звон от тугих струй молока, падающего в ведро при дойке коров по утрам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.