Опаленная войной судьба

Принимая заказ на телефонный разговор с Гомелем, дежурившая женщина как-то удивленно и с интересом посмотрела на позднего посетителя. При расчете несмело спросила, не белорус ли я и знаю ли древний город Туров на Гомельщине. Автору в свою очередь пришлось поинтересоваться причиной заданного вопроса. Кому, как не ему, родившемуся и выросшему в Турове, недавно похоронившего там мать, отца и брата, не знать этот райский уголок полесского края.


Порой сбиваясь от волнения, вытирая платочком с белорусским орнаментом накатывающиеся слезы, стройная, с красивыми чертами лица женщина поведала свой полный трагизма рассказ:


— В семье Александра Сидоровича Зинкевича, председателя сельского Совета деревни Хильчицы, что в пяти километрах от Турова, было четверо детей. Старшей, Насте, было 11 лет, самой младшей – полтора года. За Настей шли Володя и Витя. Отца и мать Василису сельчане уважали за трудолюбие и доброту. Когда началась война, отец с коммунистами ушел в партизаны, был командиром разведки. Немцы охотились за семьями партизан, и кто-то их выдал. Но мир не без добрых людей. Один из полицаев предупредил, что утром будут аресты. Мать, собрав кое-какие пожитки, продукты, запрягла в сани корову и в лютый мороз по сугробам смогла дотащить всех в глубину леса. Около месяца они прятались в сооруженном кое-как шалаше. Когда кончились продукты, питались кореньями, корой дуба, березовыми почками. Потом это скажется на здоровье Насти и Володи, которые умрут от рака пищевода. Их разыскали партизаны, но дом был сожжен фашистами, как почти и вся деревня. Пришлось поселиться у добрых людей в Турове. После освобождения Полесья Красной Армией, отец стал командиром армейской разведки и погиб при освобождении Чернигова. Его фамилия высечена на гранитном памятнике в Турове. Мать с другими обездоленными семьями завербовались на Южный Сахалин, где хоть как-то можно было прокормиться и поставить детей на ноги. Старшая Настя наотрез отказалась уезжать из родных мест и осталась.


На новом месте все жили в деревянном бараке. Жили дружно, помогая друг другу. Соседка имела двоих детей, одного грудного. Памогая как-то ночью ухаживать за больным ребенком, мать по ошибке в темноте заправила лампу не керосином, а бензином. Немного пролила на себя. Лампа вспыхнула, взорвалась, мать горела, как факел, взрослые не смогли сразу погасить огонь. Получив сильные ожоги, женщина в больнице умерла. Трое детей остались одни. Старшего Володю направили в ФЗУ, а их с Витей забрали в детский дом. Там были дети разных национальностей. Вскоре их с братом разъединили: его отправили в другой детским дом, и все трое потеряли связь друг с другом. Училась хорошо, закончила восемь классов. На этом ее детство кончилось, на Сахалине нужны были рабочие руки. Но она упросила учителей дать ей возможность окончить десять классов, чтобы поступить в вуз Белоруссии. По сей день благодарна своей классной руководительнице, которая была для нее как мать. Поступила в БГУ на исторический факультет. там познакомилась с Ли-Си-Хи, парнем из Южной Кореи. В то время в Беларуси училось много корейцев и китайцев. Вскоре нашла Витю, тот оказался в Магадане. Настя из Турова с помощью милиции нашла меня в Минске. Сколько было слез радости, не передать. Она уже к этому времени нашла Володю, и он с Сахалина переехал жить в Туров. Так в начале 70-х годов нашлись все четверо детей из семьи Зинкевичей. Но жизнь преподнесла новые испытания. Выйдя замуж за Колю (так сокращенно называли корейца) и родив сына Сашу, будучи еще студенткой, неожиданно осталась одна. Мужа из-за каких-то политических передряг в Корее отозвали обратно в свою страну. Вроде бы он стал дипломатом. С ним связи нет. Саша был сильно похож на мужа. Чтобы не усложнять сыну жизнь, после университета уехала в Южно-Сахалинск. Там много корейцев, остались учителя, друзья по детскому дому. Работала в школе учителем истории, затем заведующей библиотекой в техникуме, директором книжного магазина до самой пенсии.


Там вышла замуж за хорошего человека, выходца из зауральских татар. Кстати, голубоглазого. Он из разводных, но добрый и любящий человек. Принял моего сына как родного, дав ему свою фамилию Шарипов. Саша отслужил в армии, в войсках связи в Хабаровске. С отличием окончил в Калуге филиал престижного Бауманского высшего технического училища. Женился на однокурснице из Людиново, у них растет красавица-дочь Полинка, похожая на мать-славянку и с раскосыми глазами отца. Они хорошо устроились в Калуге, имеют квартиру, машину. Уважаемые на работе люди. Мы с Раисом пенсионеры (я подрабатываю на почте), по рекламе нашли домик в Людиново, переехали жить поближе к сыну. Но Туров не забываю. Там моя родина, похоронены отец, сестра Настя и брат Володя. Хоть в средствах массовой информации мало освещается жизнь Беларуси, но я, как историк, стараюсь разными путями больше узнать о родине, Турове, Минске. Мы всей семьей скорбим по погибшим и раненым в результате варварского террористического акта 11 апреля в минском метро. Сделали это нелюди, мы их все проклинаем. Хотим всей нашей интернациональной семьей съездить в Туров, чтобы поклониться родной земле, подышать полесским воздухом, искупаться в Припяти.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.