«ХУЖЕ ГОРЯ ЧЕМ ВОЙНА – НЕТ…»

Тот ад, в котором оказался эшелон Павла Хамлюка, оставил неизгладимый след в памяти девяносточетырехлетнего ветерана.


Ночная бомбежка станции в сорок первом году неподалеку от Киева была чудовищной. Фашистские бомбардировщики перемешали с землей не один стоявший на станции эшелон, и эта оплавленная огнем взрывов земля, представляла из себя кашу из людей, лошадей, амуниции, оружия, в общем всего, что направлялось на фронт. Это был только первый раз, когда боец 6-й отдельной железнодорожной роты оказался на волоске от смерти. А сколько таких бомбежек было за всю войну, он уже и не припомнит. Но ту первую встречу с врагом он пронес через всю жизнь.


Уроженец деревни Дорошевичи Петриковского района, Павел Андреевич Хамлюк, практически единственный, оставшийся ветеран Великой Отечественной войны, встретивший всемирную трагедию ХХ века кадровым военным.


— Еще в 39-м меня призвали в армию, — вспоминает Павел Андреевич, — и служить мне оставалось всего ничего, а тут война проклятая. Так что домой я вернулся только через восемь лет.


Служил рядовой Хамлюк в непростом месте. Город Хабаровск на Дальнем Востоке находился тогда практически на полувоенном положении. Сказывалась близость с границей с Китаем, оккупированном японцами. И свежи были еще в памяти военные столкновения на озере Хасан и реке Халхин-Гол. Поэтому железнодорожная рота всегда находилась в боевой готовности для переброски живой силы и оружия к месту возможных боевых действий. К тому же в принципе и функцию инженерного подразделения могла выполнять. Но беда пришла с запада.


— Наша рота больше месяца перебрасывала к фронту подкрепления, так и оказались мы на той злополучной станции под Киевом, — рассказывает ветеран. — Начальник станции оказался предателем и устроил настоящую диверсию. На станции к ночи скопилось много эшелонов и в любом случае это было самым удобным временем для передвижения. Так нет, он стал их задерживать. Этим и воспользовалась вражеская авиация.


Сразу над железнодорожным узлом зависли на парашютах осветительные ракеты, и когда все просматривалось как на ладони, к истреблению всего живого приступили фашистские бомбардировщики. При этом бомбы были рассчитаны именно на уничтожение железнодорожного узла.


— Рядом с нашим эшелоном разорвалась бомба, что в воронку от нее можно было бы спрятать весь мой дом, и место еще бы осталось, — вспоминает Павел Андреевич. — В ней я и еще один боец решили переждать эту адскую кутерьму. Надеялись на поговорку, что в одно и то же место снаряд не попадает. Хотя на войне довелось повидать всякого, и бомбы порой падали в одну и туже воронку с ювелирной точностью.


С той кошмарной ночи начался ратный труд помощника машиниста, выполнявшего серьезную боевую задачу по обеспечению фронта всем необходимым, в составе уже 27 отдельного батальона механизации.


За годы войны успешное выполнение многих боевых операций зависело от железнодорожников. Переброска резервов, техники и боеприпасов решала успех операции и сохраняла солдатские жизни. Поэтому в книжке красноармейца Хамлюка список фронтов, на которых он побывал, довольно обширный.


— Хуже горя, чем война — нет, — говорит ветеран. – За те четыре года столько людского горя довелось увидеть. И когда после взятия Кенигсберга, участие в котором принимал и наш батальон, узнал о Победе, то даже и поверить не мог, что все кончилось.


Но служба для Павла Хамлюка еще не закончилась, Только в сорок седьмом он вернулся на родину. Теперь уже начался его мирный труд в местном колхозе.


— В начале пятидесятых в наш колхоз приехали вербовщики. Так я и еще десять моих земляков оказались в строящемся поселке Хвоенск. Тут стал работать в местном леспромхозе электропильщиком, женился, — рассказывает Павел Андреевич.


И вот уже шестьдесят четыре года он вместе с женой Екатериной живут душа в душу в этом поселке. А к боевым наградам ветерана добавился и орден Трудового Красного Знамени. Так что не только на ратной стезе отличился ветеран, но и в труде всегда был на передовой.


А. КИЦУРА.


На снимке: Екатерина и Павел Хамлюк из поселка Хвоенск живут в мире, любви и согласии 64 года. Ей — 90, а ему 94 года исполнится в этом году.


Фото В. КИЖНЕВА.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.