Папа в декретном отпуске

По статистике Министерства труда и соцзащиты, лишь в одном проценте семей, где появились дети, в декрете сидят папы. Связано это с нашим менталитетом, жизненными приоритетами. Хотя с нынешнего февраля пособие по уходу за ребенком до трех лет выросло и составляет без учета надбавок более 700 тысяч рублей, для мужчин это — не деньги. К тому же многие добытчики вообще считают роль няньки постыдной. Не встают к орущему чаду по ночам, брезгуют сменить памперс. Даже прогулку с коляской отбывают как повинность. Но я все же отыскала на Могилевщине нескольких примерных отцов.

Отцу все по плечу

— Ищете сотрудника, который уходит в декрет? А причем здесь наш водитель? — не сразу понял меня директор профессионального лицея № 15 Кировска Василий Панушков.

Объясняю: именно он, Евгений Петрусев, и идет в отпуск по уходу за ребенком. Брови директора удивленно ползут вверх:

— Мне на пенсию скоро, и я ни разу с подобным не сталкивался. Вы ничего не путаете? Женя вроде в обычный отпуск собирается, уже и приказ подписан. Толковый парень, жаль, если «пропадет» года на два, придется замену искать. Но что делать, если надо…

По дороге в гости — молодой семье лицей выделил блок в общежитии — Евгений признается:

— Ни директору, ни друзьям пока о своем решении не рассказывал. Документы соберу — поставлю перед фактом. Наслушаюсь еще и «ценных советов», и подколок…

А вот супруга Евгения Татьяна, работающая медсестрой в местной больнице, коллег уведомила, что выходит на работу. Дочку оставляет с мужем:

— Не сразу поверили. А когда поняли, что не шучу, даже отговаривать пробовали. Это ведь редкость, чтобы папа с ребенком сидел. Но я уверена — Женя справится. Даше ведь уже больше года.

Татьяна с улыбкой вспоминает: однажды на полчаса оставила грудную дочь на мужа. Мобильный не смолкал. Вскоре Евгений и вовсе взмолился: «Беги домой, Даша плачет, успокоить не могу!» Папе и в голову не пришло, что ребенку просто надо поменять подгузник. Впрочем, едва ли он справился бы сам с «непосильной задачей». Теперь — другое дело, всему научился.
Татьяна объясняет:

— Выйти раньше времени на работу — не прихоть, а необходимость. Мы квартиру только что построили, кредит надо выплачивать — около 460 тысяч рублей ежемесячно, ремонт сделать, мебелью обзавестись. А у мужа зарплата 1 миллион 700 тысяч. Родители наши в деревне живут, за внучкой присмотреть не могут, а яслей в городе нет, да и маловата Даша для детсада. Вот и решили: муж с ней будет. У меня все же с ночными дежурствами больше двух миллионов в месяц набегает.

Евгений время, проведенное в декрете, не воспринимает как «потерянное». За 2 года крутить баранку автомобиля точно не разучится, да и выпадать из жизни не собирается. Уже составил план совместных мероприятий: прогулки, чтение, дозированно — компьютерные игры.
Поменялись ролями

В декрете и двое работников могилевского завода «Строммашина». Начальник транспортного цеха Александр Кирсанов признается: когда его подопечный Сергей Романов объявил, что будет сидеть с первенцем, мужской коллектив, мягко говоря, удивился. Со временем к тому, что «их Серега» — заботливый папочка, привыкли. Он ведь, выйдя из отпуска по уходу за ребенком, всего полгода поработал и снова написал заявление: в семье появился второй ребенок.

Принято считать: если муж остается за няню, это обусловлено экономически. Жена, мол, больше зарабатывает. Но могилевчанин Дмитрий Сычев в декрет ушел не из меркантильных соображений. Просто, говорит, его супруга на работе нужнее. Они трудятся в одной фирме. Когда их дочке исполнился год, Дмитрий отпустил Илону на работу, переоформив на себя отпуск по уходу за ребенком. Признается:

— Была б возможность, всю жизнь бы в декрете сидел. Дочь ни разу не болела, особо не капризничает, аппетит отменный. Разве чтобы спать в обед уложить, порой надолго «зависал» над кроваткой с книжкой. После сообразил: если не сидеть до полудня у телевизора, а бегать, играть с ней, она сама к обеду так умается, что уснет без лишних уговоров.

Дмитрий уверяет, что заботиться о дочке легко и приятно. Правда, уточняет: «Мне стирать, готовить не приходится. Жена, хотя и работает, сама все успевает».

То, что им пришлось уйти в декрет, ни Дмитрия, ни Евгения ничуть не смущает. Хотя другие папы афишировать это не хотят. Переживают, что роль отца–няни якобы понижает их самооценку. Хотя в Европе отцы с удовольствием берут на себя заботу о потомстве. Правда, их к этому стимулируют. В Германии, если с малышом сидит только мама, государство оплачивает ей год отпуска. Если минимум 60 дней еще и папа — продлевает отпуск до 14 месяцев. В Швеции отпуск по уходу за ребенком — 16 месяцев. Тоже при условии, что папа хотя бы на два месяца остается с малышом. Около 70 процентов отцов соглашаются. Может, и нашим папам предоставить льготы? Например, увеличить для согласившихся уйти в декрет размер детского пособия? Глядишь, к детям потянутся. А то некоторые собственного грудного малыша на руки взять боятся.

Главный внештатный психолог Могилевской области Нелли Лаппо хотя и одобряет отцов–нянек, уверена все же — с природой не надо спорить:

— Так на генетическом уровне заложено: он — добытчик, она — мать, хранительница домашнего очага. Ей и в декрете сидеть. В этом возрасте у малыша очень сильная связь с мамой, ее присутствие рядом крайне важно для его полноценного, всестороннего развития. Конечно, папа тоже многое может. Но, как поется в песенке, мамой не может стать. Это вовсе не означает, что он вправе самоустраниться от воспитания. Пусть заботится о ребенке. Хотя бы в свободное от работы время.

«СБ»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.