Анатолий Стецкевич-Чебоганов 20 лет исследует древние роды

Через исследование древних белорусских родов писатель Анатолий Стецкевич-Чебоганов хочет показать историю Отечества.

Выход каждого нового тома в серии «Я — сын Ваш. Летопись белорусской шляхты» — значительное событие в культурной жизни страны. Сегодня книги писателя, историка, лауреата Специальной премии Президента Республики Беларусь деятелям культуры и искусства Анатолия 5775fСТЕЦКЕВИЧА-ЧЕБОГАНОВА достойно представлены и в крупных библиотеках за рубежом. Такой интерес закономерен. Все свое свободное время Анатолий Васильевич посвящает изучению истории белорусских родов.

По благословению Высокопреосвященнейшего митрополита Минского и Слуцкого Филарета, Патриаршего Экзарха всея Беларуси на труды писатель по-новому открывает нам историю Отечества, высвечивая ее через истории и судьбы конкретных семей. В эти светлые весенние дни предлагаем читателям актуальное интервью с автором серии патриотических книг «Я — сын Ваш. Летопись белорусской шляхты», к слову, успешным бизнесменом — председателем наблюдательного совета группы компаний «Стецкевич» Анатолием Стецкевичем-Чебогановым.

— Анатолий Васильевич, более 20 лет вы занимаетесь исследованием древних белорусских родов. А началось все с интереса к своему роду и поиска информации о нем. Расскажите, что удалось узнать о прошлом семьи? Как это привело вас к осознанию необходимости более масштабного исследования?

— Прошлым своей семьи я стал интересоваться еще в детстве. Род моей мамы — Сацкевичей-Стецкевичей — относится к белорусскому дворянству. В годы революции, коллективизации и раскулачивания мои родственники сильно пострадали. Дед был репрессирован, бабушка, мама, дяди и другие близкие высланы в Коми-Пермяцкий округ. Некоторым, в том числе маме и бабушке, спустя годы удалось вернуться из ссылки. Их рассказы о том трагическом времени непрерывно звучали в доме, хотя в обществе это была запретная тема. Уже тогда я стал собирать письма, фотографии, документы из истории своего рода. Во время учебы в Ленинграде мне удалось прочесть книгу Александра Солженицына «Один день Ивана Денисовича». Это произведение, открывшее многим глаза на недавнее прошлое, стало для меня своеобразным наказом узнать правду о своих пострадавших предках. Многие архивы, в частности КГБ, в то время были недоступны. Наша семья ничего не знала о судьбе деда, дяди и многих других родственников. Но в душе теплилась надежда, что они, возможно, живы… Один из родственников, находившийся после ссылки в Алма-Ате, приезжал в наши края в начале 1960-х годов и рассказал о судьбе моего погибшего дяди Ивана, с которым он вместе был в ссылке.

Что случилось с дедом, по-прежнему не удавалось узнать.

В 1989 году мои родственники были реабилитированы. Хоть и с большим трудом, но все же понемногу страшная правда стала открываться. В 1990-е годы мне удалось прочитать дело деда Михаила Ивановича Сацкевича-Стецкевича. Вместе со своим двоюродным братом Василием Петровичем Карафа-Корбутом он подвергся репрессиям за противодействие органам советской власти по организации колхозов и якобы за участие в «банде Булата» в 1920-е годы. И хотя дед этого не признал, приговор был неминуем. Братья были расстреляны 6 марта 1930 года в Бобруйском исправдоме. В то время в связи с коллективизацией крестьянских хозяйств фактически до каждого района доводился план по ликвидации «чуждых классов». У меня имеется копия соответствующего решения Любанского райисполкома, где указаны мой дед, его двоюродный брат, брат бабушки, другие родственники. Все они были репрессированы.

Основательно занявшись своей родословной, постепенно я стал изучать истории других древних белорусских родов. Ведь часто бывает так, что неизвестные данные об одном роде удается получать, исследуя другие, «параллельные». В этом, к слову, и заключается исторический метод структурирования информации через концепцию рода. Возможно, это и задало вектор исследованию: изучать шляхетские роды, так как о них сохранилось больше сведений. Начался непрерывный поиск информации во многих архивах не только Беларуси, но и Польши, Литвы, Украины, России… Накопился значительный объем данных. Удалось исследовать многие роды за пятьсот лет, выстроив строгую родословную поколенную роспись.

Свою родословную мне удалось изучить до XV века. Я знаю около 400 своих бабушек и дедушек по разным линиям. К слову, родовое древо нашей семьи изображено на карте, составляющей по ширине 7 метров, и это только прямые предки.

 

Исследовательская работа по возвращению в нашу память конкретных имен представляется мне исключительно важной. Так мы лучше узнаем историю своей земли. Ведь со временем все люди для истории становятся «маленькими», какой бы общественный статус при жизни они не имели…

— Сегодня в серии «Я — сын Ваш. Летопись белорусской шляхты» уже три тома, получившие положительные отзывы. Это подтверждают и многочисленные награды, которыми вы, как автор, отмечены не только в Беларуси, но и в России, Чехии. Поделитесь дальнейшими творческими планами…

 

— Мною исследовано более 40 древних белорусских родов. Задача — исследовать как можно больше. Работа продолжается. Еще два тома серии сейчас в печати. Кстати, книги издаются на русском и белорусском языках. Отдельные разделы включены в школьную программу по белорусской литературе для внеклассного изучения.

 

Стоит сказать, что со школьниками Любанского района мы проводили конкурс по изучению и составлению родословной своей семьи. Пока рядом бабушки и дедушки, мы можем узнать и сохранить в нашей памяти ценнейшую информацию о предках. Родители также с большим интересом включились в исследовательскую работу.

 

В одной из семей дома были обнаружены документы XIX века, на которых стоят подписи и печати, подтверждающие покупку земель родственниками. «Бумажкой», затерявшейся среди вещей в старинном сундуке, теперь заинтересовались сотрудники музея.

 

Должен сказать, что я с особым волнением принял участие в работе конкурса. Ведь родился на Любанщине в деревне Засмужье. Связь с малой родиной, земляками никогда в моей жизни не прерывалась. В прошлом году в издательстве «Роднае слова» издан альбом «Маляваныя сны Паўла Марціновіча», посвященный творчеству самобытного художника из деревни Засмужье. В книгу вошли его произведения, рассказ об истории местности, фотогалерея моих земляков.

 

Работаю и над созданием отдельной книги о деревеньке Засмужье. Хотелось бы, чтобы она стала началом серии книг об исчезающих белорусских деревнях. Ведь в каждой из них свои обычаи, праздники, легенды… Это часть отечественной культуры. И пока еще живы те люди, которые многое помнят, нужно успеть их расспросить, чтобы запечатлеть сведения о прошлом для потомков.

 

— Вы выступаете за то, чтобы каждый белорусский род, независимо от принадлежности его к тому или иному сословию, был возвращен в нашу культуру и память. На это будет направлена в том числе деятельность фонда генеалогических исследований, создание которого вы планируете?

 

— Задача фонда на первых порах — зафиксировать состояние дел в республике по этому вопросу. Ведь только у меня собралось информации, которой достаточно для издания десятка томов. Хочется, чтобы к работе по изучению родословных было привлечено как можно больше людей. Ценнейшие сведения из семейных архивов не должны храниться под подушками. Кстати, после выхода в свет первых томов серии ко мне обратилось множество читателей, также интересующихся данной темой. Представленные некоторыми из них материалы будут включены в последующие тома.

 

В деятельности фонда готовы принять участие ученые, в том числе из-за рубежа.

 

— Анатолий Васильевич, подскажите, с чего нужно начать человеку, желающему изучить свою родословную? Какие архивные документы дают наиболее полную информацию?

 

— Однозначно с расспросов своих близких. Затем уже идти в архивы. Замечу, что для того, чтобы достаточно полно исследовать только один род, нужно поднять тысячи архивных материалов. Максимум сведений содержат судебные документы. В них описано имущественное состояние семьи, ее принадлежность к тому или иному сословию. Много ценного можно узнать из метрических книг. По этим первоисточникам легко проследить основные вехи жизни человека: рождение, крещение, венчание…

 

Стоит сказать, что сейчас исследовательскую работу значительно облегчает то, что многие архивные документы переведены в цифровой формат. Это важно, так как некоторые материалы находятся в архивах других стран.

 

Исключительно важными документами в исследовании рода являются тестаменты, или завещания, в которых содержатся не только духовные наставления детям, поручения относительно имущества, но и принадлежность к вере, сословию и многое другое. Кстати, недавно Национальным историческим архивом Беларуси изданы уникальные документы — тестаменты XVI века.

 

— Ваши предки строили и восстанавливали храмы. Знаю, вы также участвуете в таких благих делах. Издание за собственные средства столь значимых для общества книг — важный вклад в дело духовного возрождения. Что для вас значит эта работа?

 

— Главная цель этой работы лично для меня заключается в сохранении отечественной культуры, основу которой во все времена составляла христианская вера.

 

Сейчас принимаю участие в восстановлении храма Рождества Пресвятой Богородицы в деревне Семков Городок Минского района. Храм был построен в конце XVIII века в стиле барокко. Здесь венчались родители Максима Богдановича. После восстановления храм Рождества Пресвятой Богородицы планируется включить в туристический маршрут, посвященный жизни и творчеству поэта.

 

Люди становятся лучше, когда они помнят дорогу к храму.

Фото: Валерий ХАРЧЕНКО

respublika.info

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.