В гостях

imagesТихий осенний солнечный денек под необычайно голубым небом встретил меня в родной деревеньке. Широкая, но пустынная улица смотрит наивными окнами заброшенных домов прямо в душу. Невольно замедляю шаг, да и спешить некуда. Деревня давно проводила своих жителей в последний путь. А вот, поди, все тянет сюда сердечко мое хотя бы вдохнуть родной, настоенный на травах и детских мечтах, воздух…
Вот и он, теперешний хозяин всей околицы, легкий ветерок. Неожиданно вышел навстречу из зарослей сирени, поднял золоченную кленовую листву и в легком вихре закружил, словно метелица, эту разноцветную шаль в слышной только мелодии. Этот осенний кленовый вальс невольно увлекает в свой ритм и незаметно уносит в прошлое. И вот уже совсем, кажется, наяву вижу знакомые мне приветливые лица односельчан. Каждый из них занят своим привычным делом, но это не мешает им высказать радость по поводу долгожданной встречи. Все они живы в моей памяти, потому и встрече этой не удивлены.
Вот и первый дом в деревне, большой и светлый. У самой калитки растут вишня и куст сирени. Небольшая скамеечка ждет уставшего путника. А он, путник, обязательно остановится здесь, чтобы напиться из ближайшего колодца прохладной водицы и, конечно же, присядет отдохнуть минуту-другую да перекинуться словечком с хозяином дома – Федором.
А вот и следующий дом. Скорее всего, домишко. Маленький, приземистый. Его такие же маленькие, словно игрушечные, окна любопытным взглядом проводят каждого посетителя деревни. Смотрите, вон идет по тропиночке и сама хозяюшка. Хрупкая подвижная Пелагея. Это она отвечает за все известия в деревне. Не улыбайтесь. Без таких людей на селе никак нельзя. Ее белый платочек на седой головке заметен издалека, так что нельзя сказать будто она приходит в дом без предупреждения.
Напротив любопытных окошек в зарослях невысоких вишен укрылся ничем не приметный дом Агафьи, немногословной скромной женщины. Но ее молчание восполняется постоянным, едва слышимым, напеванием. Ни слов, ни мотива не разобрать. Видно поет Агафья о чем-то очень сокровенном и дорогом, известном только ей.
Высокая стройная береза бросает тень на такой же высокий крепкий дом, где живет деревенский учитель Павел. Вот уж несколько раз за утро он перебежал через улицу в школу, что стоит напротив его дома. А как же иначе. Он ведь не только учит детей, но и печку сам топит, и воду в бак приносит. Сельский учитель, одним словом.
Мне всегда было жаль Акулину. Домик ее стоял на краю улицы, далеко от колодца. А воды натаскать нужно было много: и для скотины, и постирать, и полы вымыть. Старушка всегда была аккуратной, не позволяла себе лениться. А посторонним казалось, что она ничего не делает, кроме того, что таскает эту самую воду. Так и стоит она передо мною среди улицы, опершись на клюку, чтобы немного передохнуть. А рядышком с ней ведро с водой, в котором солнце моет свои лучики, пока не видит хозяюшка…
Яркие георгины веселым хороводом окружили просторный величавый дом. Его окна занавешены белоснежным тюлем, на фоне которого четко просматривается каждый лепесток цветущей герани. Здесь живут Зинаида и ее сын Василий. Какими трудностями досталось им строительство этого дома, известно только им. Может, потому здесь каждая вещь, каждая травинка или цветок имеют свое значение, свое место, свой смысл. И всему находится время на уход и заботу.
И завершает улицу владение тихой и крошечной, будто кукла, Евдокии. Несмотря на ее возраст, мне хочется назвать ее Дуняшей. Уж больно маленькой была эта женщина.
В глубине вишневого сада прятался ее чистенький домик, на широкое крыльцо которого все же пробивались в обеденный час солнечные лучи. Маленькая Дуняша любила сидеть на крылечке и греться в ласковых лучиках. Одинокой женщине хотелось тепла больше других.
Вот и навестила я вас, мои дорогие односельчане. Кто сказал, что помянуть ушедших можно только в Храме?
Еще одну нежданную новость принесла кленовая метель. Сегодня под ее тихий напев ушел в голубое небо Володя Компот. Ушел также тихо и незаметно, как и жил. Никому не докучал, не жаловался и не клянчил. Странно, но в моей памяти осталась только его улыбка. Другим я его не помню. Вот уже и мои сверстники уходят в неизведанный путь.
Интересно, а какой я останусь в памяти односельчан? И останусь ли…
С. БАЛБУЦКАЯ,
учитель
Вересницкой средней школы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.