Как белорусская милиция боролась с немецкими диверсантами

В истории Великой Отечественной войны до сих пор немало незаслуженно забытых событий и фактов.

imagesПервые месяцы войны в Беларуси ознаменованы жертвенным героизмом защитников крепости над Бугом и тысячами красноармейцев, оказавшихся в германском плену из-за промахов военного руководства. Мы редко вспоминаем еще об одной стороне тех событий: подвиге работников НКВД, охранявших общественный порядок, а также инфраструктуру в городах и поселках. В те дни работники белорусской милиции вступили в схватку с хорошо подготовленными немецкими лазутчиками и диверсантами-парашютистами.

Об этих событиях в книге «НКВД на защите Отечества» рассказал профессор Академии Министерства внутренних дел, член Союза писателей Беларуси Анатолий ШАРКОВ .

— Анатолий Васильевич, накануне вторжения у вермахта огромные ресурсы, современное для того времени вооружение, гитлеровцы победоносно прошли по Европе. Зачем же было Германии развертывать диверсионную деятельность на советской территории?

— Рассчитывая завершить восточный «блицкриг» к ноябрю 1941 года, Германия активизировала деятельность разведки на территории Беларуси. Это классический пример, характерный для большинства военных кампаний, в том числе и для Первой мировой войны.

Прежде чем сапог оккупанта ступал на чужую территорию, туда тайно забрасывались разных мастей лазутчики и диверсанты, чтобы подорвать моральный дух противника, а также вывести из строя важные стратегические объекты, прежде всего военно-промышленные.

Обратите внимание: над головами соотечественников еще мирное небо, но уже с 18-го по 22 июня 1941 года на Минском направлении работники белорусского НКВД обезвреживают 211 диверсионных групп и отдельных лазутчиков, заброшенных для дезорганизации советского тыла и проведения террористических актов. По состоянию на 15 июля 1941 года эта статистика возрастает: 262 дезертира, 70 дезорганизаторов тыла, 16 мародеров, более 30 распространителей призывов к капитуляции перед гитлеровскими войсками.

Диверсионно-разведывательную деятельность германские спецслужбы и Генеральный штаб вермахта не прекращали на протяжении всех лет оккупации. Разгром немецких войск под Москвой впервые поставил гитлеровскую Германию перед перспективой затяжной войны. Военная разведка (абвер) срочно меняет стратегию и делает ставку на массовую засылку агентов и тотальный шпионаж, ее внимание переключается на глубокий советский тыл. В Германии и на оккупированных территориях Советского Союза было создано около 60 школ, учебных пунктов и курсов по подготовке агентов. Слушателей вербовали из эмигрантских кругов, а также среди военнопленных в концлагерях. За 1941 год в советский тыл и на линию фронта было заброшено около 10 тысяч шпионов.

— Как же была организована защита государственного достояния, находившегося в тылу?

— Военное руководство СССР прекрасно понимало: невозможно исправить положение на фронте и развивать успешные операции, если не пресечь коварные замыслы врага в тылу Красной армии. Справиться с такой задачей могли только специальные подразделения, которые получили название истребительные батальоны. Уже 24 июня 1941 года было принято постановление Совета народных комиссаров СССР «Об охране предприятий и учреждений и создании истребительных батальонов». Штаб новых формирований возглавил генерал-майор НКВД СССР Г. Петров. Батальоны готовились как стрелковые подразделения для наступательных боев, способные удерживать оборону, а также действовать партизанскими методами в тылу врага. В числе первоочередных задач — поддержание связей с местным населением, уничтожение вражеских парашютистов и диверсантов, охрана промышленной и транспортной инфраструктуры.

Истребительными батальонами на территории нашей республики руководил заместитель наркома внутренних дел БССР полковник А. Мисюров. К 15 июля 1941 года в Беларуси было создано 78 истребительных батальонов численностью свыше 13 тыс. человек. В сельской местности активно работали группы содействия, благодаря которым в истребители были зачислены 27 тыс. колхозников. В батальоны также вошла значительная часть личного состава милиции, а командирами, как правило, назначались начальники райотделов НКВД.

Из-за тяжелых фронтовых потерь истребительные батальоны стали одним из резервов пополнения рядов Красной армии. В июне в регулярные войска из них перебросили более двух тысяч человек, большинство — работники милиции. В конце июля — начале августа 1941 года НКВД БССР был вынужден дополнительно направить в истребители 535 оперативных сотрудников.

С развертыванием фронтов в тылу стали появляться вражеские агенты, считай, ежедневно над территорией Беларуси раскрывались купола парашютов немецких диверсантов.

У германских разведывательно-диверсионных групп также были свои задачи, в частности, отсекать от основных сил разрозненные подразделения Красной армии. Лишенные управления советские солдаты вынуждены были массово сдаваться в плен.

Так, рота истребительного батальона под командованием работника милиции П.М. Касьянчика около деревни Булавки Полоцкого района уничтожила крупный вражеский десант, в плен было взято более 20 парашютистов.

Немецкие агенты объявились и в поселке Костюковка Гомельского района, чтобы световыми сигналами указывать летчикам люфтваффе расположение корпусов стеклозавода. Бойцы истребительного батальона УНКВД оцепили это место и задержали сигнальщика, завербованного германского агента Кудина. При обыске у него изъяли электрический фонарь и письмо на немецком языке, которое он пытался уничтожить. Этот же батальон в колхозе имени Буденного задержал еще четырех сигнальщиков, засланных германской разведкой.

Местное население, а это, как правило, не призванные в армию пожилые люди, передавало работникам НКВД ценную информацию.

4 июля жители деревни Курин Октябрьского района Полесской области сообщили, что невдалеке на болоте приземлились парашютисты. Туда выдвинулись бойцы-истребители. Болотистая местность была труднопроходима, по пояс в воде они прощупали каждый клочок гиблого места. Вражеские диверсанты были обнаружены и взяты в плен.

Жители деревни Волотова обратили внимание на круживший в ночном небе вражеский самолет. Они оповестили об этом штаб истребительного батальона Центрального района Гомеля, который направил роту бойцов в квадрат, где кружил самолет. Вскоре были задержаны 8 парашютистов, которые сознались, что получили задание указывать авиации противника цели для бомбометания и сеять панику среди населения.

В начале войны вражеская авиация действовала особенно интенсивно и безнаказанно. Были парадоксальные случаи, когда бойцы истребительных батальонов подбивали немецкие самолеты из обычного стрелкового оружия. Так, 1 июля вражеские самолеты бомбили станцию Юшки и Калинковичи. Находившиеся поблизости бойцы местного истребительного батальона открыли огонь из винтовок. Один из бомбардировщиков загорелся и совершил вынужденную посадку около деревни Антоновская Рудня. К месту приземления самолета отправилась группа бойцов. Летчики люфтваффе были обезврежены, хотя пытались отстреливаться.

В этот же день в Костюковичском районе Могилевской области также приземлился подбитый вражеский самолет, экипаж которого вскоре обнаружили бойцы-истребители. В завязавшейся перестрелке три члена экипажа были убиты, один захвачен в плен. При перестрелке был смертельно ранен участковый уполномоченный Краснопольского райотдела НКВД К.К. Геращенко.

Всего за июль—август истребительные батальоны Полесской области сбили 5 самолетов противника, а истребитель «мессершмит», совершивший вынужденную посадку в Лельчицком районе, был захвачен и в полной сохранности передан частям Красной армии.

Нередки были случаи, когда немецкие диверсанты переодевались в гражданскую одежду, в форму командиров или бойцов Красной армии, работников милиции, выдавали себя за беженцев. Надо отдать должное бдительности истребителей, которые разоблачали оборотней в погонах и поступали с ними по законам военного времени.

— Чтобы определить, враг перед тобой или вышедшие из окружения красноармейцы, надо было иметь немалый опыт и чутье. Ведь ошибка стоила дорого — жизни преданных Родине людей…

— Многие из бойцов до войны имели опыт работы в паспортных отделах и были хорошо знакомы с оригиналами документов.

Работники НКВД без труда отличали настоящие паспорта от поддельных, а также липовые командирские удостоверения. Они владели методами оперативной работы, разоблачали ухищрения врага, в том числе легенды о подвигах и биографиях лазутчиков.

Бойцы-истребители, охранявшие Гомельский телеграф, 4 июля заметили световые сигналы, которые подавались с территории парка. Вскоре патруль задержал четырех человек в форме красноармейцев, которые на поверку оказались гитлеровскими пособниками. В районе гомельского завода имени Ломоносова была задержана автомашина с четырьмя человеками в форме командиров Красной армии. Оказалось, что это агенты абвера, которые должны были направлять в заранее подготовленные немецкие «ловушки» подразделения советских войск.

— Участвовали ли истребительные батальоны в совместных операциях с регулярными частями Красной армии?

— Таких примеров за время деятельности истребительных батальонов было немало. Так, Пинский батальон под командованием старшего лейтенанта милиции П.С. Казакова получил сообщение, что к городу прорвались вражеские бронемашины. Была устроена засада. Когда немцы подошли вплотную, Казаков и боец Н.И. Чуклай взорвали вражескую бронемашину и ее экипаж, а затем забрали ценные документы, сняли пулемет и рацию. В другой раз группа П.С. Казакова уничтожила из засады взвод пехоты противника.

Бойцы истребительных батальонов строили противотанковые заграждения, на подступах к населенным пунктам копали скрытые ямы, в которые проваливалась немецкая бронетехника. В начале июля в Жлобинском районе Стрешинский батальон под командованием начальника райотдела НКВД С.Г. Фокина участвовал в танковом сражении. Гитлеровцы не ожидали такого отпора и отступили, к сожалению, сам командир погиб. В июле — августе 1941 года Жлобинский истребительный батальон и 154-я стрелковая дивизия обороняли участок фронта около деревни Малые Роги Стрешинского района. Выходя из окружения, истребители сумели сдержать натиск 2 пехотных батальонов врага. Когда фашисты ворвались в Паричи, истребительный батальон под командованием начальника райотдела НКВД М.И. Трояна вместе с красноармейцами и подоспевшими бойцами из Речицы выбили врага и удерживали поселок до конца июля.

После оккупации гитлеровцами Беларуси истребительные батальоны расформировали: часть бойцов влилась в Красную армию, другие — в набиравшее силу партизанское движение.

Юрий БЕСТВИЦКИЙ, respublika.info

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.