В жизни всегда есть место… Подвигу. Преступлению

300«СГ» разбиралась, почему примерный подросток из Житковичей зверски убил свою мать, и узнавала, какие благородные поступки совершают в это время его ровесники Дело подростка из Житковичей — в руках следствия. Напомню, широкий резонанс история получила 1 декабря, когда были опубликованы первые подробности зверского убийства: «Сын нанес матери не менее пяти ударов кухонным топориком по голове и не менее десяти — в область грудной клетки. Корреспондент «СГ» срочно выехала в Житковичи по горячим следам, чтобы составить свой психологический портрет подозреваемого и найти ответы на вопросы: почему сын поднял руку на мать, каковы его мотивы? И, главное, журналистка настойчиво искала позитивные параллели, которые, в отличие от единичных преступлений, десятки и сотни. А именно: есть ли что ровесникам подозреваемого противопоставить зверству, способны ли они на поступки, самопожертвование и геройство в обычной жизни и экстремальных ситуациях?

Двойные похороны

Около пяти вечера 28 ноября директору средней школы № 3 Житковичей Анне ДРУК позвонила завуч: «Анна Кирилловна, — взволнованно шептала в телефонную трубку педагог, — пропал наш 11-классник Костя А. (по этическим соображениям имя подозреваемого изменено. — Прим. авт.). Его ищет милиция. Мама его умерла. Наверное, мальчик, впечатленный неприятной картиной по возвращении из школы, куда-то убежал. Испугался». Версия звучала весьма правдоподобно, ведь Костю все учителя и одноклассники знали как спокойного, уравновешенного подростка. В школе по всем мыслимым и немыслимым телефонам, адресам, через социальные сети начали разыскивать 16-летнего парня. Следов его не было нигде. Странной ровесникам казалась лишь преждевременная смерть Костиной мамы: 39 лет, с чего бы ей умирать? «Может, какой тромб оторвался», — предположили ребята. Очень скоро в школу прибыли оперативники, взяли расписание занятий, расспросили про то, как 11-классник провел день в школе. Только потом выяснилось, что Костя задержан по подозрению в убийстве… собственной матери. В квартире, где с родителями жил подросток, обнаружили ее труп. Тело супруги нашел Костин отец, когда в пятницу вечером возвратился с работы. Ужасающая картина ему открылась: бездыханное тело жены лежало в луже крови. Была разбита голова, а грудь изрезана ножом. Сына, который уже давно должен был вернуться из школы, дома не было. Муж убитой вызвал милицию. Прибывшая на место следственно-оперативная группа провела осмотр трупа. На нем было пять ран головы, нанесенных кухонным топориком, и десять ножевых в грудь. Оперативники изъяли и орудия преступления, окровавленную одежду подозреваемого. Им стал сын убитой. По горячим следам подозреваемого задержали. Взяли его недалеко от пешеходного мостика через железнодорожные пути. В центре города, как позже объяснит свое перемещение из другого конца города (микрорайона Озерного) сам подозреваемый, хотел покончить с собой. Но броситься с моста, под которым несколько десятков железнодорожных путей, так и не решился. «Мама, прости!» — шептал Костя по дороге в милицию. Но больше уже ничего нельзя было исправить. Сейчас подросток находится в изоляторе временного содержания Житковичского РОВД. Ему предъявлено обвинение по статье 139 ч. 2 п. 6 «Убийство, совершенное с особой жестокостью». Проведены неотложные следственные действия. Костя дал признательные показания, а затем, уже на месте преступления, провели их проверку с видеозаписью. Предстоит еще несколько экспертиз, в том числе психолого-психиатрическая. Возможно, она прольет свет на мотив преступления. Пока можно только догадываться, почему сын убил свою мать.

Что затмило разум подростка?  Максим Ахромкин, заместитель начальника Житковичского районного отдела Следственного комитета, только плечами пожимает в ответ: — Пока идет следствие, какие-либо выводы преждевременны. Но весь город взбудоражен. Случай вопиющий. Ладно какая-нибудь, как в народе говорят, «бытовуха» в среде алкоголиков. А тут — абсолютно благополучная семья, выпускной класс. Как могло случиться,что сам человек перечеркнул всю свою жизнь. На допросе подросток говорил, что до конца не осознал, что с ним случилось. ИДУ в школу, где учился Костя. Учебное заведение в центре спального района, на месте которого еще 30 лет назад был пустырь. Озерный считается молодым микрорайоном Житковичей. Много малоэтажных домов и живут молодые семьи, строится новое жилье. Таких «спальников» в стране тысячи. Костины родители переехали в Житковичи из Хойникского района в поисках лучшей работы. Мать трудилась медсестрой, отец — егерем. Костя учился на «хорошо» и «отлично». Редко в учебном журнале проскакивали «пятерки» (по 10-балльной системе) по физике и математике. В школу ходил исправно, уроков не пропускал. «Это сразу же вызвало бы волнение у учителей, — говорит социальный педагог школы Светлана Боярчук. — Пропуск занятий — первый звоночек к тому, чтобы ребенка рассматривали на школьном совете профилактики. Но поведение у Кости всегда было примерное. Мало того, любое внеклассное занятие — Костя в первых рядах в помощь записывался». Светлана Ивановна обращает мое внимание на классный журнал. Там действительно в графе «поведение» написано: «примерное». Есть в табеле успеваемости ученика даже одна «десятка» — по допризывной подготовке. Педагог, преподающий азы военного дела, Валерий Зинкевич характеризует своего подопечного так: «Воспитанный, спокойный, исполнительный. Ни на каких видах учета никогда не состоял». Мы зашли в класс, где учился Костя. Это обычные дети, у каждого из которых есть своя маленькая мечта, краткосрочная цель. У всех главная сейчас — хорошо закончить школу и поступить в вуз. Костя тоже к этому стремился. — Он готовился в университет, на экономический, — говорят одноклассники, которые до сих пор в шоке от того факта, что Костя оказался способен пойти на чудовищное преступление. Поднять руку на самое святое — мать?! — Костя ходил с нами на факультатив по математике, занимался с репетитором английским. В воскресенье, 30 ноября, мы должны были встретиться на репетиционном тестировании. На вечер пятницы и на субботу Костя был записан на тренировку школьной команды по волейболу, — вспоминали ребята. — С кем из класса Костя общался больше всего? Кто его друг, кому мог бы доверить какой-нибудь секрет? — поинтересовалась я.  Те в ответ замялись: — Он со всеми нами общался. Ровно со всеми, — холодок пронесся по аудитории. Вместе мы начали складывать картину того злополучного дня, который навсегда изменил жизнь несовершеннолетнего. В тот день в школе все шло как обычно. Костя был на всех уроках. На последнем, занятии по биологии, дети писали практическую работу. Учитель этого предмета Любовь Балковская работает в школе с самого ее открытия, с 1991 года, поэтому знает отлично всех учеников и их семьи. Костю характеризовала с лучшей стороны: «Совершенно спокойный, уравновешенный мальчик. На уроке в пятницу мы писали практическую работу. Мы собрали тетрадки, дальше дети разошлись». После ребята собрались на внеклассном занятии по английскому языку. Представляли свои проекты и с ними выступали. Костя показал видеопрезентацию. Его успехи одноклассники оценили на «пятерку» по 5-балльной системе. Учительница в своих записях даже пометила: Костя с заданием хорошо справился. Но все-таки на один какой-то вопрос ответить не смог. Неужели этот факт так расстроил подростка, что у него возник конфликт с матерью? Кстати, Костина мама активно участвовала в жизни школы и в учебе сына. Она не пропускала ни одного родительского собрания, была избрана в классный и общешкольный родительский комитет. Вот как об убитой вспоминает директор школы Анна Друк: — Костина мама всегда хотела, чтобы ее сын учился все лучше и лучше. Но мы же не можем в этом желании винить ее. Все мамы хотят, чтобы их дети успевали в школе, чтобы поступили в университет и приобрели хорошую специальность. А ведь у Кости в биографии, как выяснилось, была попытка получить профессию. После 9-го класса подросток поступил в Минск в энергетический колледж. Заведение среди средних специальных, прямо скажем, на очень хорошем счету. Но что-то у Кости там не срослось. В школу после двух месяцев учебы сына в столице пришла мама с просьбой устроить его в 10-й класс: «Анна Кирилловна, у Кости не получается в колледже, ему очень трудно жить в общежитии. Возьмите его обратно в школу, дайте справку, что он будет зачислен в нашу школу в 10-й класс». Директор пошла навстречу. Мальчика снова взяли в школу. Но Анна Друк недоумевает: – В любой школе есть гиперактивные ученики, кого выносим на совет профилактики. Они, если не задумаются над своим поведением, могут попасть на учет в инспекцию по делам несовершеннолетних. Мы провели специальные семинары для учителей о замкнутых детях. Но Костя не замкнутый, нормальный ребенок. Все учителя говорят одно и то же: ни малейших зацепок, что тут мы что-то недоглядели и что с ним было что-то не так. Это не тот случай, где каких-то материальных благ не хватило для полноценного воспитания ребенка. Есть другие отрицательные примеры — дети, которые и уроки прогуливают, и грубят. Такие, что оказываются в социально опасном положении. К примеру, у мамы новый муж, и она отправляет дочь жить к бабушке. Уточняю, входил ли в число трудных подростков Костя, у начальника районной инспекции по делам несовершеннолетних. Максим Стрельченя однозначен в оценке: «Никогда даже в поле зрения ИДН не попадал». Как правило, на учете в инспекции около 70 подростков. Они не только «отличились» плохим поведением, непосещением и пакостями в школе, но и совершили какие-то правонарушения. Функция инспекции — профилактическая, поэтому ИДН тесно взаимодействует и с самими школьниками, и с их родителями, чтобы хоть как-то поумерить пыл подростков. Город день ото дня полнится слухами. Сложно сказать, имеют ли пересуды под собой основания. Некоторые говорят, мол, подозреваемый мог совершить преступление по влиянием неких наркотических веществ. К примеру, обкурившись спайсами. Но и эта версия трудно доказуема. Не только потому, что Костя не имел зависимости, по крайней мере замечен не был. Обнаружить в организме следы курительных смесей довольно сложно. Во-первых, потому что синтетические наркотики можно определить в самое короткое время: к примеру, час — полтора от того момента, как употребил. Во-вторых, маркеры, с помощью которых можно выявить содержание в крови синтетических веществ реально есть лишь в двух минских лабораториях. Ходит версия и о том, что злость в мальчике вызвало то, что мать запретила подростку поиграть в компьютерные игры. Это и вызвало факт агрессии.  Большие тайны скрываются в подсознании человека. И его необъяснимое поведение — в том числе агрессию или непомерную радость — можно тоже объяснить. Но это касается душевнобольных людей. А о здоровье Кости на эту тему сведений нет. Чисто гипотетически, можно, предположить, что была предрасположенность к какому-то заболеванию, и родители что-то утаили от педагогов. Но знали ли они сами, что внутри подростка росло альтер эго убийцы, которое могло развиться в личности подростка из-за какого-либо психического расстройства? Можно «примерять» и отвергать либо принимать разные точки зрения. Тревожит другое: жестокость, с которой было совершено преступление, не такая уж редкость в стране. Да и за ее пределами. Вот примеры. Подозреваемый (тоже сын) избил и задушил свою мать в ссоре, после чего инсценировал ее изнасилование. Молодой человек 24 лет из Кишинева убил мать из-за того, что она сделала ему замечание: в день преступления был на службе в церкви, после чего выпил с другом, домой вернулся поздно. Та начала ругать сына за то, что тот пришел поздно и пьяный. Обвиняемый разозлился, схватил полено и ударил ее. В Севастополе нетрезвый 32-летний злоумышленник избил свою 65-летнюю мать, нанеся ей не менее 15 ударов по животу, грудной клетке и голове. Ранее преступник был неоднократно судим за совершение имущественных преступлений и хранение наркотиков. …Костину маму похоронили в воскресенье. Свое будущее подросток похоронил сам. Несколькими днями ранее. (Окончание следует.)

uskova@sb.by Автор публикации: Татьяна УСКОВА

belniva.sb.by

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.