У Лидии Лазарчук из деревни Погост Житковичского района двенадцать детей

Богатство ЛазарчукЭтот старенький деревянный дом в Погосте  по сей день наполнен детским смехом. Энергетика жизни, доброжелательности и любви, кажется, пропитала его стены насквозь. Ведь выросло здесь… Даже взяв минимальный возрастной разрыв в десять лет,  сразу и не подсчитаешь сколько поколений. 

У Лидии Лазарчук двенадцать детей: три сыночка и девять лапочек-дочек. Понятно, что все они уже давно вышли из умилительного возраста. Много лет назад покинув родительский дом, сами обзавелись не только детьми, но некоторые уже – и внуками. А в нем по-прежнему звенят голоса ребят, разбрасываются по комнатам игрушки и гвардия нового времени заявляет о своем праве. Самая младшая дочь Ирина со своими тремя малышами живут пока здесь. Именно им обязан дом современными детскими игрушками, ручными изделиями из бисера и тоненьких разноцветных резиночек. И не потому, что  планировали оставаться, просто так пока получается. И радостно на сердце у Лидии Алексеевны, ведь не представляет она свою жизнь без многодетной семьи.

Самому старшему — Ивану, названному в честь отца, пятьдесят пять, младшей, как упомянуто Ирине,  тридцать один год. Путем простого  математического подсчета, учитывая, что многодетной маме сегодня 78 лет, получается:  Ира появилась на свет, когда Лидии Михайловне исполнилось сорок семь. Любопытно, что младшая дочь на год моложе родного племянника, которому ныне  тридцать два.

— Окрестили родители внука, — смеется Ирина, — а потом и сами решили обзавестись малышом.

Вот такие метаморфозы возраста и прямого кровного родства. Хотя на отсчитанные временем  почти восемьдесят мать-героиня вовсе не выглядит. Улыбчива, быстрая в движении и щедрая на гостеприимство. А еще — привыкшая не покладая рук трудиться. Она и деток рожала, не отходя от производства.  Декретный отпуск? Не слышали они о таком. Работа в колхозе тяжелая и бесконечная. Трудилась сначала овчаром, потом дояркой, телятницей. Заработав давно стаж, и после пенсии не сиделось ей дома целых девять лет.

А что до малышни, приходящей в этот мир с завидным постоянством, то и здесь обходились без больницы.

— Дома рожала, — уверяет Лидия Алексеевна, — сама,  муж принимал роды. Бывало, дойду до фельдшерского пункта, а уже и поздно куда-то везти. Каждый ребенок наш был желанным. Как-то в очередную беременность заикнулась про аборт, так Иван сказал: «Только попробуй! Уйду сразу, хоть и люблю. Сам детей воспитаю!». Он мечтал о большой семье, да и у моих родителей было нас также двенадцать.

Первые шесть лет помогала смотреть ребятню свекровь, а потом уже старшие приглядывали за младшими. С детских лет, не приемля лень,  их в семье приучали к работе. На ту же прополку, (а как в деревне без земли?) каждый выходил с орудием труда, соответствующим росту и возрасту — отец  мастерил, чтобы удобно, по силам. Они учились следить за собою, помогали и стирать белье в тех нелегких деревенских условиях. Отец вырубит в реке полынью, они всей женской семье в мороз идут наводить чистоту.

Педагогика наука сложная, но только не для любящего материнского сердца, чувствующего каждого своего ребеночка на расстоянии, полагающегося на интуицию. Вот она-то и подсказывала жалеть деток и любить. Их, наверное,  наказывали, но никогда не били. Как-то вспоминает Ира, получили задание убраться в доме, загулялись и забыли. Мама пришла с работы, увидела немытый пол, набрала ведро воды, и молча выплеснула. Это казалось справедливым. Старшие, конечно, могли наказать малышню по-разному в зависимости от провинности. Но и здесь, утерев слезы,  жаловаться  избегали. Ведь тогда мама накажет «обидчиков», выяснится и мотив строгости.

— Многие спрашивают, как мы жили в небольшом доме. — Вспоминает самая младшая дочь. — Но места нам всем хватало, ведь старшие уезжали. Еще помню, в школе, в семьях, где было двое-трое детей, они часто менялись одеждой: надела  свитер сестры и т.д. Нам это строго запрещалось. Мама следила за тем, чтобы каждый носил свое. Разве что сестра или брат отдадут младшему какую-то вещь навсегда. В шкафу до сих пор нашими именами  подписаны полки…

В этой семье — целый спектр освоенных профессий. Тамара и Вера — бухгалтеры; Таня и Надя — предприниматели, у одной предприятие в лесной промышленности, во второй — салон красоты;  Миша — главный механик в «Атланте»,  Вася — просто механик;  Нина — медсестра, Алена — парикмахер, Любаша — механик-лифтер, Валя — бригадир мебельной фабрики, Иван — токарь, а Ира заведует клубом — библиотекой в Погосте.

Широка и география ее детей на белорусской земле — Минск, Гомель, Брестская область. Некоторые живут рядом — в Житковичах и районе.

— У меня, — радостно улыбается Лидия Алексеевна, — уже двадцать семь внуков и пока что три правнука: девочка и два хлопчика.

Радость ее дети. Соберутся, бывает, на пригорке, и звучит музыкой  материнское сердце: воспитала хорошими людьми, выучила профессиям. Не зря живет на свете, раз скопила такое богатство. От этого хочется и радоваться, и жить. А еще петь, что и делает наша мама и бабушка, полная жизненной энергии,  в народном этнографическом ансамбле «Мiжрэчча». В сельском клубе, которым руководит ее дочь.

Валентина Покорчак.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.