Имя нашего земляка-житковчанина Леонида Марголина хорошо известно любителям бардовской песни

LeonidИмя этого человека хорошо известно любителям бардовской песни. Но, прежде всего, Леонида Марголина знают как музыканта, композитора и аранжировщика. За высокий уровень мастерства его ценят коллеги-профессионалы, а проникновенные песни в исполнении маэстро собирают многочисленные залы. И не только в России, где живет Марголин, но и в дальнем и ближнем зарубежье, куда часто выезжает на гастроли.  

А между тем, Леонид Юрьевич родился и вырос в Житковичах. Именно здесь будущий мультиинструменталист получил начальное музыкальное образование и укрепился в идее посвятить свою жизнь  нотам. Недавно композитор гостил  на малой родине,  и районка не могла не встретиться с талантливым земляком.

Представляем собеседника. Леонид Юрьевич Марголин родился 5 сентября 1957 года в семье строителя и секретарь-машинистки. С детства увлекался музыкой, по собственному желанию был записан в музыкальную школу  по классу баяна. После окончания 8-го класса  продолжил получение специального образования в Мозырском  музыкальном училище. Параллельно самостоятельно осваивал игру на гитаре, клавишных и даже духовых инструментах. Большое влияние на его творчество оказали группы «Песняры» и «Deep Purple». Во время срочной службы, в деревне Романцево Московской области, при местном Доме культуры создал вокально-инструментальный ансамбль «Импульс», которым остался руководить и после увольнения в запас. Коллектив вскоре стал лауреатом Всесоюзного конкурса вокально-инструментальных ансамблей, ему было присвоено звание народного. С 1984 года около 10 лет пел и играл в московских ресторанах. В 1995-1998 годах работал в группе Михаила Танича «Лесоповал». С 1998 года — бессменный аранжировщик и аккомпаниатор Олега Митяева, с которым составляет прекрасный дуэт. Они много гастролируют, участвуют в различных концертах, радио и телевизионных передачах. Л. Марголин написал музыку к альбому на стихи И. Бродского «Ни страны, ни погоста…».  Выпустил сольные альбомы «Время, послушное ветру» и «Побудь со мной». Награжден орденом «Служение искусству» Регионального благотворительного общественного фонда «Московский фонд мира» (2013 год) и премией им. Иосифа Бродского (2015 год). Талантливый музыкант, обладающий идеальным слухом, очень скромен. Женат, имеет двух дочерей и двоих внуков.

— Леонид Юрьевич, вы посвятили себя авторской песне. А ведь говорят, что этот жанр себя изжил.

— Судя по тому огромному количеству людей, что приходят на концерты и присутствуют на бардовских фестивалях, авторская песня никогда не закончит свое существование. Хотя по существу над этим вопросом серьезно я не задумывался, так как выступаю преимущественно как аккомпаниатор.

— Скромничаете. Мы  знаем, что у вас много талантов. Как вообще появляются творческие идеи?

— Это даже не объяснишь. Ночью, днем, где угодно стукнет что-то в голову и рождается замысел. Натолкнуть может любая мелочь: природа, книга и особенно поэзия.

— А если вдохновение не приходит?

— Безусловно, должны быть какие-то эмоции, тогда и песни пишутся легко. Но бывает, что если надо, то сидишь и работаешь – днем и ночью. Иногда по десять раз переделываешь.

— В творческом плане кого бы вы назвали своим учителем?

— Владимира Георгиевича Мулявина. Мне посчастливилось с ним познакомиться. Под впечатлением «Песняров» некоторые мои песни были написаны как бы специально для этого коллектива. Я дал их послушать Мулявину, ему понравилось, и он  готов был заниматься ими. Но, к сожалению, случилось это незадолго до его смерти.

— Интересно, что Мулявин, родившись в Свердловске, развивал белорусскую музыкальную культуру, а у вас происходит все с точностью наоборот.

— Да, так получилось. Кстати, впервые я встретился с Владимиром Георгиевичем еще в Житковичах и даже выступал на его концерте. Я тогда учился в музучилище, но летом  был дома на каникулах. Он приехал с Лученком, и перед самым выступлением случилась такая история. Один человек из райкома потребовал, чтобы Мулявин переоделся, на что тот повернулся и вышел. Он сидел в машине, а зал ждал выступления. Помню, я лично его уговаривал. Концерт все-таки состоялся, и мы вместе играли.

— Исполнители отмечают, что энергия зала обладает большим терапевтическим эффектом, это правда?

— Да. Это, кстати, подтверждается и в обратную сторону: люди лечатся артистом. На концертах бывают всякие случаи. Как-то однажды в зале погас свет, а сидела тысяча зрителей. И вот среди них нашелся человек с фонариком, которого пригласили в первый ряд. Он светил нам в лицо, а мы пели. В зале стояла такая тишина, и было необыкновенное единение.

Из забавного вспоминается еще история, произошедшая в Прибалтике, кажется, это была Рига. Мы обычно просим организаторов концерта, чтобы приготовили баян. С собой его постоянно возить тяжело, а у меня в программе есть отдельный номер и аккомпанемент. За час до начала концерта я открываю футляр, а там лежит… аккордеон. Ну, что делать, пришлось за оставшееся время подготовиться.

— Леонид Юрьевич, кто ваш зритель?

— Вы знаете, я удивлен, что до сих пор на концерты приходят молодые люди. Они с удовольствием слушают, снимают выступления на видео и даже в интернете создают интересные сообщества, где обсуждают бардовские песни. Меня это, безусловно, радует.

— А как насчет конкуренции с Митяевым. Присутствует ли она в вашем тандеме?

— Нет, у каждого из нас своя аудитория. Есть зрители, помешанные на Митяеве, а есть те, кто приходит ради меня. Многие поклонники ездят на наши концерты по стране, мы уже знакомы с ними. Они знают весь репертуар, но все равно приходят.

— Популярность, по-вашему, тяжелая ноша?

— Для меня не очень. Я считаю себя уж не настолько известным человеком. Но иногда люди узнают. В любом случае популярность обязывает вести себя прилично.

— Говорят, что все мы родом из детства. Когда вы слышите «Житковичи», «Беларусь», что вспоминается в первую очередь?

— Конечно, это родной дом, мама, сестры, а еще старый деревянный Дом культуры, который, жаль, уже снесли.

Как-то два года назад я был на дне рождения прославленного хоккеиста Сергея Макарова, вошедшего в пятерку лучших хоккеистов мира за все столетие. На празднике своего товарища я исполнил песню на белорусском языке. И ко мне подошла одна женщина из гостей, мы разговорились. Оказалось, что она из Беларуси. Я спросил: «Откуда?» «Из Гомельской области». «А именно?». «Вы не будете знать». Когда я услышал «Житковичи», то впервые за всю жизнь пожалел, что не взял с собой паспорт, в котором написано:  место рождения — Житковичи. Аня Прохоренко жила здесь, напротив бани в двухэтажном доме. Мы с тех пор подружились.

Приятно был удивлен еще одной неожиданной встречей, которая произошла на Лубянке. Мы выступали в КГБ. В огромном зале — одни  мужики, строгие и неулыбчивые. И вдруг в перерыве по коридору с криком: «Ленька!» несется навстречу седой человек. Оказалось, это Коля Барышников из Житкович, мой приятель детства. До чего было приятно.

— Питает ли вас родина в творческом плане?

— Да, конечно, связь с ней постоянно присутствует. Я часто думаю о минувших годах, вспоминаю с благодарностью школу, свою первую учительницу Полину Ильиничну Залесину, у которой побывал вот на могиле. Встретился также с подругой юности, которая передала мне много белорусских подарков. Жалко только, что время так быстро летит.

— А в юные годы какие вы строили планы?

— Конечно, разве мог я мечтать о какой-то известности, что буду знаком со многими великими людьми? Нет. Но я представлял, что моя жизнь однозначно будет связана с музыкой и ни с чем больше. Музыку я пытался писать с юных лет, даже в Житковичах на танцах какие-то свои песни пробовал играть. Слова я рифмовать тоже умею, в школе хорошо учился, но это, конечно, не стихи. Кстати,  я постоянно сталкиваюсь  с проблемой дефицита хорошей поэзии. Авторов много, а почитаешь — пишут ни о чем. Поэтому все больше обращаюсь к классике — Пушкину, Бродскому, Рубцову, Мандельштаму и другим.

— Молодежь во все времена желает заявить о себе. Что бы вы посоветовали тем, кто стремиться на сцену?

— Тщательно подходить к выбору  репертуара, чтобы не было так: сегодня спел, а завтра забыл, потому что песня никакая. А еще, всегда учиться и совершенствоваться. Если чувствуешь в себе силы, иди дальше, не стесняйся показаться знающим  людям, которые помогут. Важно не отчаиваться, пробовать еще и еще раз.

— Многие творческие люди считают, что их лучшее произведение еще не создано. Разделяете ли вы это мнение?

— Да, сейчас на многие вещи я смотрю по-другому. Что-то уже не очень нравится, а другое, наоборот, больше люблю. Но планы еще, конечно, есть. Хочу записать новый альбом, и над ним уже идет работа. Много читаю, делаю аранжировки в своей мини-студии.  Можно сказать, сплю с компьютером.

— Творческих вам успехов, Леонид Юрьевич, и спасибо, что стали гостем редакции.

Светлана Шеколян.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.