Сестринское внимание в Житковичах

День медсестры+ сестринский уход 012Нет на свете людей доверчивее детей и стариков. Как и не найти другою  более уязвимую категорию возраста. Не случайно  индикатором цивилизованности общества остается отношение к тем, кто о себе не может позаботиться — уже и еще.

Каждый из нас состарится, если, конечно, повезет. И  в этом контексте приходит на память посыл из рассказа Льва Толстого. В нем речь идет о семье, ежедневно собиравшейся  за обеденным столом. Вместе с ними трапезничал дедушка. Ел он неопрятно, разливая суп и компот. В конце концов, ему дали деревянную ложку и  отправили за отдельный столик. Спустя какое-то время глава семейства застал своего маленького сына за изготовлением какого-то предмета из дерева. Поинтересовавшись, что мастерит мальчик, услышал: к тому времени, когда ты состаришься, делаю для тебя ложку. Мужчина извлек урок и вернул своего отца за общий стол, где на его манеры теперь уже никто не обращал внимание.

Эта история поучительна для нас всех. Но одиночество на склоне лет — не всегда результат жестокости близких. Многие старики оказываются один на один с бытовыми проблемами в силу того, что о них некому позаботиться по вполне объективным причинам. У некоторых нет детей, у других они уже такого возраста, что и себя едва содержат.  Подобных случаев не мало, рассказывает Нина Махнач, старшая медсестра больницы сестринского ухода в Житковичах.  А в исключительных, — когда дети есть, и вполне могли бы приютить состарившихся родителей, последние и сами найдут им тысячи оправданий: от занятости на работе, ограниченной жилплощади, вплоть до того, что не хотели бы мешать. Родительская любовь, она ведь жертвенна.

Что же необходимо для того, чтобы  закат жизни, вне семьи,  оказался относительно комфортным?

Уютные комнаты,  то есть, это, конечно, п алаты, а их обитатели пациенты. Но в этом больничном правиле есть свои исключения. Создавать домашний антураж разрешается, ведь для этих людей очень важна не только забота, которую они получают здесь сполна, но и близкая сердцу обстановка  прошлой жизни в собственных  квартирах. Устраиваются, создавая домашний уют. Вот стену украсил незатейливый коврик, там водрузили на тумбочку телевизор. В «красном» углу большинства  палат — икона. Чистенькие, опрятные, сытые и под постоянным наблюдением медиков.  Что еще нужно для одинокой старости. Разве что общение и… для некоторых — увлечения по интересам. Но об этом чуть позже.

Они, а здесь продлевают свою жизнь 25 человек, конечно же, разные по возрасту  характерам. Вот к Нине Ивановне зашла старушка. Как будто по-доброму, но все равно с претензией.

— Как же так! — возмущается громко, поскольку плохо слышит сама, — мою юбку забрали прямо из шкафа! Другую дали, на что она мне.

Конфликт гаснет, не успевая разгореться, неожиданно просто: обещанием после стирки вещь бабуле вернуть. Тем более, что вот уже два года, как можно почти сразу получить сухое белье. Одежду приводят в аккуратный вид посредством стиральной машины-автомат, приобретенной при содействии депутатов районного совета и его председателя Нины Романович лично, постоянно участвующей в жизни сестринской больницы.

 Скуповата  Максимовна (так зовут старушку с претензией), скорее всего, с молодости, в которой это качество считалось, возможно, домовитостью. Даже сегодня, получая на руки свои двадцать процентов  пенсии (остальные деньги идут на содержание), старается ничего не покупать, благо еды и одежды здесь хватает. Детей своих у нее нет, однако  последние лет десять она жила с мужчиной, у которого есть дочь. Он умер, Максимовна переехала сюда. Но падчерица нет-нет, да и навестит ее, внося разнообразие в размеренную жизнь.

Что касается  пенсии, как подчеркнул заведующий отделением Николай Бабенко, на весь процесс жизнеобеспечения, отчисляемых 80% все равно не хватает. Недостающая сумма компенсируется государством. Ведь расходы не так уж и малы. Кроме питания и лекарств, учитывается забота персонала, содержание здания и прочее.

Есть и категории, которые деньгам не измерять — тепло и сопереживание медиков.

Старшей обитательнице больницы 101 год. Бог отмерял ей долгий век и хорошую семью, но иногда,  случается, родители переживают своих детей. Самой молодой — 62. И, казалось бы, еще не возраст, но здоровье не позволяет себя содержать. Вот уж, действительно, пути Господни неисповедимы.

Есть и такие пациенты отделения сестринского ухода, что только здесь тесно познакомились с правилами личной гигиены. Пусть уже и привыкли к чистоте, но все же нередко по старой привычке протестуют против еженедельной бани. Правда, — не радикально, скорее, для порядка.

В одной из палат так аккуратно и светло от разложенных повсюду салфеток, что невольно вспоминаются сказочные избушки добрых волшебниц. Сама мастерица навязала их из подручных материалов, что добывает уважаемая здесь всеми Нина Махнач. Кстати, ей бабульки безоговорочно доверяют даже самое сокровенное. И немудрено, ведь Нина Ивановна здесь работает со дня основания больницы сестринского ухода, то есть — 2005 года, а в целом ее стаж в этом здании насчитывает скоро 48 лет.

Под руководством старшей медсестры чего только не создали: кроме пледов и салфеток, можно найти плетенные игрушки, вазы, корзины…В общем  все, на что способна неуемная фантазия. Плоды этого творчества презентуют даже на выставках.  А скатертями, созданными своими руками, накрывают по случаю праздников  столы.

Возраст, понятно сказывается. Но сколько бы человеку не исполнилось лет, он всегда нуждается в поддержке, любви и понимании. Случается и в этом, ограниченном для людей больницей мире, они находят  себе близких по духу. В одной из палат у постели бледной, изможденной женщины  встречаем  болезненного вида мужчину. — Каждый день, приходя сюда, он поддерживает  подругу. Как все-таки важно это участие, как скрашивает нелегкие дни обоих.

 Бывает, отсюда отправляют и в последний путь. Дожила как-то старушка до 94 лет, все волновалась, что  сын где-то в Украине, и хоронить ее будет некому. Однако когда пришел час, предали тело земле по христианским обычаям и могилку обустроили, как полагается.

А еще старички здесь поют: «Расскажи ты мне, калина, как попала ты сюда…». Так трогательно… и почему-то печально от этой песни. Возможно, именно здесь  приходит понимание тленности бытия. И точности  изречения — человек живет так, как будто никогда не умрет, а умер, будто и не жил вовсе. Это же касается и ухмылки времени, наносящего штрихи на лица и оставляющего молодыми сердца, в которых по-прежнему звучит музыка.

Николай Бабенко,  заведующий больницей сестринского ухода

— Кроме лечения, которое мы оказываем пациентам в нашей больнице, они проходят здесь социальную адаптацию. Для этого созданы все условия, в том числе и бытовые. Они моются, стирают одежду, одним словом, — следят за собою, под присмотром персонала. Плюс к этому ведется большая психологическая работа. Способность подбодрить, внушить стимул к жизни — очень много значат. Мне, как врачу, особенно приятно наблюдать,  когда, поступивший, казалось бы, безнадежный пациент, не встающий с постели, спустя какое-то время поднимается. И только потому, что наши медики сказали: «будешь ходить», и больной им поверил. Поэтому наша задача — не только обеспечить полноценное лечение и питание, но и создать социально-психологические условия для нормальной жизни в этом возрасте. Что мы и делаем.

Валентина Покорчак.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.