Испытание на прочность

DCF 1.0После взрыва на четвертом реакторе Чернобыльской АЭС радиоактивные вещества разнеслись по Украине, Белоруссии, России, достигли многих стран Западной Европы. Больше всех пострадала Гомельская область. 346 деревень попали в «зону отчуждения и отселения». 36652 семьи потеряли свою малую родину.
Захороненые после Чернобыля деревни исчезли навсегда с карт, как-будто их и не было. А ведь здесь жили люди, имевшие свои родословные корни, историю, продолжение человеческого рода.
В деревнях южных районов Гомельской области (Хойникского, Брагинского, Наровлянского) Радин, Чамков, Масаны, Уласы, Крюки, Михалевка, Довляды, Белые Сороки уровень радиации достиг свыше 400-500 миллирентген в час. В Крюках – аж до 1000 миллирентген.
Как стало известно чуть попозже, радиоактивное облако «зацепило» Добрушский, Ветковский, Чечерский, Кормянский, Буда-Кошелевский районы. И там натворило беды.
О городе «мирных атомщиков» – Припяти, больше знал со слов своей жены и ее подруг – здесь всегда можно приобрести дефицитные товары по доступной цене. Правда, у меня был и свой взгляд на этот регион. Как любителя и знатока природы белорусского Полесья, волновал вопрос соседства Чернобыльской АЭС с Гомельщиной. Ведь атомная электростанция расположена рядом с самой экологически чистой рекой Европы – Припятью, и находится в каких-то 180 километрах от Гомеля. Есть о чем призадуматься?
26 апреля около 16 часов, позвонили с дежурной части УВД. Вопрос один – нахожусь ли дома. Будь готов прибыть с «тревожным чемоданчиком» в управление.
27 апреля встреча и беседа с начальником политотдела подполковником милиции Леонидом Новоселовым, коллегами по службе. Узнали более подробные новости об аварии на ЧАЭС. Состоялся телефонный разговор с замполитом Хойникского РОВД Анатолием Дашкевичем.
29 апреля – командировка в Хойники. Встреча с руководством района. Там же беседа с корреспондентом газеты «Гомельская правда» Сергеем Беспалым, ныне главным ее редактором. Обратил внимание на полнейшую беспечность местного населения. По всей видимости, здесь просто не знали о нависшей беде. Обычное весеннее время. Посевная. Кое-где на грядках работают и одновременно загорают женщины. На улицах играют детишки в открытой легкой одежде.
1 мая, Гомель. Центральная площадь имени В.И. Ленина. Идет первомайская демонстрация. И… колонны взрослых, детей. Таких радостных, в приподнятом настроении, в нарядной летней одежде. Ярче и красочнее одеты детишки – такие беспечные и наивные.
Мы, в парадной форме сотрудников советской милиции, стояли в оцеплении на площади. Стояли сжав зубы, щемило сердце. Смотреть на детишек было больно. Мы больше других знали истинное положение дел, но ничего не могли поделать.
И все же на должном уровне сработала областная власть. Обком партии и облисполком приняли конкретные и верные решения по эвакуации 25 деревень Хойникского, Брагинского, Наровлянского районов (А.С. Камай, А.И. Граховский). В первую очередь вывезти детей до 15 лет и беременных женщин, проживающих в 30-километровой зоне. В короткое время колонны автомашин в сопровождении экипажей ГАИ держали курс на Гомель. Эвакуировали население, крупно-рогатый скот, материально-технические ценности, денежные средства.
Главное место в этой широкомасштабной операции заняли органы внутренних дел Гомельщины. И первыми приняли на себя нагрузку местные отделы милиции начальники Леонид Жевняк, Николай Храньков, Владимир Гриб. Первых двух уже нет.
В помощь им были сформированы и направлены три сводные отряда УВД Гомельского облисполкома, которыми командовали замечательные люди – полковники милиции Владимир Третьяк, Валентин Ищенко, Василий Фроленков. Из-за воздействия полученной радиации, в конце 80-х годов двое первых ушли из жизни.
У истоков всей работы по ликвидации последствий чернобыльской катастрофы на Гомельщине стояли начальник УВД Светлан Сазанков, его заместители Анатолий Кузьменков, Александр Свириденко, Николай Середа, Валерий Попов. Руководители служб: Александр Кузьменко, Евгений Чурун, Владимир Сакович, Александр Притыченко, Александр Свердликов, Анатолий Максимчиков, Леонид Рудишкин, политработники Леонид Новоселов, Николай Литвинов, Леонид Артеменко, многие другие.
В первые месяцы задействовано полторы тысячи сотрудников милиции. Работали вахтовым методом. Не было ни одного случая трусости, паники, уклонения от службы. За самоотверженный мужественный труд 36 сотрудников милиции Гомельщины награждены орденами и медалями. Сотни отмечены Почетными грамотами, ценными подарками, денежными премиями.
Но служба в радиационной местности принесла и печальные результаты. Более двухсот сотрудников-чернобыльцев ушли из жизни. Оставшиеся подвержены различным болезням, связанными с радиацией. К сожалению, большинство участников ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС, в отличие от россиян и украинцев, лишены льгот на оздоровление и на улучшение социально-бытовых условий.
Следует отметить своевременную действенную помощь гомельчанам со стороны МВД БССР и СССР. Была оказана поддержка людьми, техникой, медикаментами, строительными материалами, экипировкой. С лучшей стороны проявили себя генералы белорусской милиции Виктор Пискарев, Владимир Савичев, Сергей Рухлядьев, Геннадий Антипов; полковники Константин Платонов, Юрий Тарабрин, Виталий Апанасевич (впоследствии Платонов, Тарабрин, Апанасевич получат звания генералов). Честно и добросовестно работали в зоне политработники из МВД БССР Вячеслав Оськин, Василий Внемержицкий и другие.
Командированным сотрудникам требовался медицинский контроль, нормальный отдых и условия проживания. С этой целью в места базирования личного состава доставлялась свежая почта, художественная литература, музыкальные инструменты, шахматы, шашки. Выпускались боевые листки, настенные газеты, «молнии», организовывались концерты. В отрядах милиции побывали ВИА «Сябры», эстрадный оркестр белорусского радио и телевидения с солисткой Тамарой Раевской, коллектив художественной самодеятельности УВД Гомельского облисполкома.
На высоком организационном уровне прошел волейбольный турнир с привлечением команд всех силовых структур, находившихся в это время в южных районах Гомельской области. На все спортивные мероприятия и концерты приглашалось гражданское население, за что были благодарности в адрес наших руководителей милиции Гомельщины.
В опустевшие населенные пункты со всего бывшего Советского Союза ринулись мародеры, любители легкой наживы, бомжи, преступный элемент. Ведь местное население взяло с собой только документы и часть ценных вещей. Все нажитое добро осталось на малой родине. Уворованное имущество было заражено радиацией и представляло угрозу здоровью людей, приобревших его. Во всех деревнях была организована охрана оставленного имущества граждан, установлены милицейские посты, введено круглосуточное патрулирование. Все работали по 12 часов в сутки, а то и больше. Сотрудники милиции не забывали свои прямые обязанности: задерживались правонарушители, раскрывались преступления, проводилась профилактическая работа.
Много проблем создавали возникающие в непомерную жару возгорания. Особенно на торфяниках. Радиация при этом повышалась в разы. Пожары могли возникнуть от незагашенной сигареты, спички, осколка стекла, искры проходящей дрезины или поезда.
В 30-километровой зоне появились непредвиденные проблемы. Потребовалось оградить ее колючей проволокой. Осталось много мелкой живности, появились бродячие собаки. Из леса в деревни стали заходить волки, дикие кабаны, другие звери. Появилось бешенство животных. Дома стали разрушаться. Заросли бурьяном огороды, дороги, поля. Попадаешь не в деревню, а словно в джунгли. Порой становится жутковато. Кстати, охрана 30-километровой зоны возложена на специальные подразделения милиции и в настоящее время. Там круглосуточно несут службу наши сыновья и внуки.
В дни командировок стояла большая жара. Солнце, ветер, дождь, пыль, пот – стали врагами человека. После возвращения из зоны все направлялись в баню с парилкой. Через месяц ее посещения стало невыносимо от одной мысли, что в жару опять необходимо идти париться и мыться. Отвращение к парилке не прошло с годами. А баня всегда напоминает о чернобыльской трагедии.
Как никогда, в это время плодоносили сады. От сочных яблок и груш ветви свисали до самой земли. Вот только некому поставить под них подпорки. А вишни так и дразнились, просясь в рот. Склонив голову, чтобы не соблазниться, уходили прочь, подальше от забытых Богом и людьми фруктовых деревьев.
Не раз делился своим сухим пайком с ветеранами войны и труда, не пожелавших оставить свое подворье. Были и такие.
— Мне уже за 90 лет. Куда я поеду на чужбину. На нашем погосте лежит вся родня. Там и жена моя, Дарья. Рядом с ней похороните! — молвил седой ветеран, кавалер многих боевых наград.
С разрешения своего командира старался отправить милицейский уазик с наваристым борщом и солдатской кашей к одинокому дедуле. Пусть подкрепится, вспомнит за обедом свою родню, соседей, лучшее время в своей красивой деревеньке. Может останутся добрые воспоминания и о наших ребятах в милицейской форме.
Чуть позже посчастливилось познакомиться с героем-чернобыльцем Иваном Шавреем из Наровли, гасившем пламя на крыше третьего реактора Чернобыльской АЭС. С ним в одном пожарном наряде находился еще один земляк – Василий Игнатенко из Брагина. А всего их было 28 человек, как панфиловцев, защитивших Москву в годы Великой Отечественной войны от немецких танков. За исключением трех братьев Шавреев (Иван, Леонид, Петр), все пожарные умерли от запредельных доз радиации. Но благодаря их мужеству и героизму сохранилась Гомельщина и часть Европы. Случись ядерный взрыв, равный 80-ти Хиросимам, нас уже могло не быть. Ведь не зря 4 мая Гомельщина готовилась к эвакуации. В Костюковке наготове стояли эшелоны дальнего следования. Аж за Урал…
Мы же продолжали нести нелегкую службу в южных районах области. И невзирая на все трудности, рискуя своим здоровьем и жизнью, с поставленной задачей справились, приняли на себя груз ответственности за безопасность эвакуации населения из 30-километровой зоны, ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС.
Чернобыльская катастрофа – трагедия всего белорусского народа, оставшегося после развала Советского Союза один на один со страшной бедой, которую можно победить при помощи современной науки, солидных финансовых вложений и горячей сыновней любви к родной земле, своему Отечеству.
Михаил Дедовец,
ветеран, участник ликвидации
аварии на Чернобыльской АЭС.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.