Музыка их связала

музыка их связалаОни кажутся такими разными, как лев и близнец, под знаками которых родились. Ему, подобно воздуху, необходимы сцена, внимание и, как любому артисту, обожание публики. Она терпеливо сеет разумное, доброе, вечное, обучая игре на фортепиано и учась у детей доброте. Однако где-то там, на небесах, приняли решение: эти две творческие натуры соединить любовью и музыкой.

ОН

Сергей Макаревич  почти все тридцать с хвостиком лет прожил в поселке Червоное. Разве что на время его покидал, отвлекаясь на работу или учебу. Где бы  ни был, в нем всегда живо звучали народные и эстрадные мотивы, влекла и подкупала одушевляющая ноты игра баяна. Звучной фамилией руководителя легендарной «Машины времени»  в Червоном никого не удивишь. А вот голосом и способностью разнообразить серые деревенские будни праздником — вполне. В этом талантливом парне каким-то удивительным образом уживаются этнос  и современный вокал. А вообще, уверен артист, возглавляющий  этнографический коллектив народного творчества, человек, имея задатки того или иного плана, обязательно должен развиваться.

— Если есть уровень, то к нему надо подтягиваться, — убежден Сергей. — Мы поем для простых людей, которые, возможно, не могут оценить творчество с позиции музыкального профессионала или критика. Да это, собственно, и не нужно. Однако есть исполнители, даже имея потенциал, искренне считающие, что для нашего слушателя и так сойдет. Позиция ошибочна, ведь творческие люди в особенности каждый раз должны поднимать планку.

Он уверен, что музыкальное образование сродни подготовке врача. Даже в переводе на годы, более того. Скажем, если взять, к примеру, фортепиано. Семь лет музыкальной школы плюс четыре года колледж, да прибавить к этому списку университет или консерваторию. Вот и приводит общая сумма годам к 15-16. Конечно, если не считать постоянную трансформацию процесса. А уж если говорить о воздействии музыки на человека, способности обнажать чувства, то в аналогии двух профессий Макаревича с коллегами по сцене можно назвать врачевателями душ. Как писателей — их инженерами.

Да, о трансформации. Вот, кажется и репертуар тот же, и голос прежний, да и аудитория рассчитывает услышать знакомое звучание. Однако каждый раз перед ней вершится таинство творчества, которое, в общем-то, не повторить.

И о главном:

— Мне пришлось искать себя во многих сферах, — вспоминает Сергей, — работал в Москве и Минске, разные профессии испытал. Потом окончательно вернулся домой. Вот так на постоянной работе здесь уже 10 лет. И, знаете, понял, что самое большое счастье, когда человек занимается СВОИМ  любимым делом, и за это еще и платят. В этом случае ты не работаешь, а просто живешь профессией.

ОНА

Тоненькая, доброжелательная и яркая Маша, даже получив высшее образование и возможность остаться в Гомеле, вернулась  домой. Этого очаровательного учителя  музыки по классу фортепиано обожают дети в Червоненской школе искусств вот уже на протяжении семи лет. Сегодня у Марии Александровны 14 учеников, и к каждому нужен подход. А еще у симпатичных мальчишек и девчонок по два родителя, с которыми тоже надо выстроить отношения. Так что социальная педагогика второго образования весьма кстати. При этом Маша гордится вовсе не своими достижениями.

— Мои две ученицы выбрали музыку будущей профессией и поступили в соответствующие вузы, — не без удовольствия делится лишь учителю понятными радостями педагог. — А вообще за все годы работы у меня, к счастью, пока проблемных детей не было.

Ее терпимость, конечно, вознаграждается и недавно присвоенной первой категорией, и победами, отдающих инструменту, а не улице свободное время учеников, над собой в том числе. Кто знает, возможно, извлекая из очередного пианино музыку Баха и Моцарта, как раз и рождается будущий Бетховен?

ОНИ

На не привязанную к цифре встречу одноклассников Маша пошла с радостью. Понравился ей и антураж, и музыка, которую толково подобрал ди-джей. Чуть позже она подошла к нему, чтобы заказать нужную композицию. А затем  с ответным «визитом» спустился в зал Сергей. Чтобы пригласить хорошенькую меломанку на танец. Так и начался роман, спустя год закончившийся свадьбой.

— Учились в одних и тех же школах — и общеобразовательной, и музыкальной, — удивляются оба, —  но как-то пути наши не пересеклись.

— Ну, конечно, — находит этому объяснение Маша, — разница в шесть лет в общем небольшая, но для школы заметная. Когда, например, я поступила в музыкальную, Сергей уже свой класс баяна окончил.

У них, кроме гороскопов, не совпадает многое. У нее — классика, уроки и сольфеджио. У него — танцевальные площадки, вечера отдыха и эстрадное соло. Рабочий день Маши начинается во второй половине дня, а выходные приходятся на традиционно их дни. Тогда как она возвращается домой, Сергей как раз собирается на работу. Эти короткие расставания приносят не только остроту чувств, но нередко и фейерверк эмоций, которые ребята вместе учатся контролировать. Ведь творческие люди и амбициозны, и упрямы, и нелегко принимают критику. В особенности близких и родных людей. Тем не менее именно они поддержат и внушат оптимизм, стремясь, чтобы мы стали лучше.

А еще супруги вместе все же слушают любимую Машину классику. Это во-первых. Во-вторых, при любой возможности стараются реже расставаться и выступают с ансамблем любителей народной песни «Дабрачын» Житковичского автоклуба. И, в-третьих, надеются спеть дуэтом. Ведь все-таки музыка их связала, а мы — услышим.

Валентина Покорчак

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.