15 февраля – День памяти воинов-интернационалистов. Истории реальных людей

Военный  водитель – это  звучит гордо

До армии паренек из деревни Любовичи Николай Сулковский успел получить водительские права. В 1982 году в военкомате сказали: служить направляют в Афганистан. Решение призывной комиссии воспринял спокойно. И вот в учебке, в Ташкенте, пришлось по-настоящему хлебнуть армейской службы.

— Был ли страх перед отправкой в Афганистан? — вспоминает он. — Нет. Все происходило настолько быстро, неожиданно, что не оставалось времени думать о страхе. За «речкой» мы оказались 28 сентября 1983 года.

Готовили  их  на   совесть. При этом надо понимать, что работа военного  водителя от шофера гражданского  отличается только одним моментом — он еще и стреляет.

Не любит Николай Иванович вспоминать те страшные годы, когда всякий раз, ложась спать, не знал, наступит ли для него завтра… Он не может вспомнить, сколько раз душманы стреляли по их аэродрому, который водители обеспечивали топливом.

Дома, родители с волнением ожидали вестей от сына. Писать он старался при любой возможности, обнадеживал: «У меня все нормально, чего и вам желаю».

Однако службу в отдельной роте по техническому обеспечению эскадрильи советников на территории ДРА легкой не назовешь. 

Уралы  и КамАЗы  в  таких сложных  условиях показали себя с наилучшей стороны.

— Надежные машины. Пожалуй,  за  все время эксплуатации не  было  поломки техники по вине завода-изготовителя. А вот по причине, как сейчас говорят человеческого  фактора, аварии случались. Афганистан — страна с резким континентальным  климатом. На ночь вода сливается из системы охлаждения во избежание размораживания двигателя. Забыл закрыть краник и залитая с утра вода во время движения «ушла». Как следствие — застучал двигатель, говорит Николай Сулковский.

Хотя  и говорят, что  опыт  приходит с  бородой, но на  войне он появляется гораздо быстрее. Там  каждая  мелочь имеет огромное значение.

— У нас воспитание, понятие  долга и чести были совсем другими. В  нашем подразделении служили  братья-славяне. Группировались по пятеркам или по землячеству. Взаимовыручка была очень высокой. Прикрывали друг друга и всегда  были готовы прийти на помощь. Все  время возвращаюсь к мысли, что война — это тяжелая работа. Для водителя это особая  ответственность, от которой  зависит  успех операции.

Статистика указывает на активизацию боевых действий. Безвозвратные потери в живой  силе выросли с 86 человек в 1979-м году (1484 в 1980-м), до 2343 человек к 1983 году. А санитарный урон к этому  времени, по весьма приблизительным данным, составил около 7,5 тыс. в  год.

Виды боевых действий ОКСВА, как  правило,  носили  эпизодический  характер и выражались  в  противодействии партизанским вылазкам бандформирований. Особый гидрологический климат, высокие температуры на  большей территории страны потребовали от личного  состава повышенной физической и психологической подготовки, а постоянная опасность получить  инфекционные заболевание повлекла за собой переход на автономное  обеспечение жизнедеятельности всего личного состава.

— Уровень моральной и психологической подготовки солдат и офицеров отражал уклад нашей жизни. Чувство уверенности (за тобой великая  страна), абсолютная убежденность  в правильности действий (весь личный  состав  знал, что  действительно  оказывается  интернациональная  помощь дружескому  народу) содержали акты взаимовыручки и патриотизма. Наши воины в Афганистане  не были ни оккупантами, ни  захватчиками, ни бандитами. И как  бы плохо некоторые нынешние политики не относились к этим действиям и к их участникам, память человеческая вечна. Мы не  вправе забывать страницы истории. Военные водители  внесли достойный вклад в эти события. Наше им уважение  и признательность.

Вернувшись на Родину, Николай Сулковский исполнил мечту, которую не удалось реализовать перед армией, поступил на экономический факультет Белорусской сельхозакадемии, и аграрному сектору отдал 20 лет.

При этом, большим уроком была служба в Афганистане. Она  научила ценить дружбу и дорожить каждым прожитым днем. Даже спустя десятки лет он по-прежнему с теплотой отзывается о сослуживцах: русских, украинцах, молдаванах.

А 15 февраля ветераны-интернационалисты, матери погибших солдат и все неравнодушные люди, для которых та война — не просто строчка в учебнике истории, а память и боль, не утихающая до сих пор, вновь соберутся вместе, чтобы вспомнить имена друзей, поклониться павшим и обнять живых.

«Родина позвала, мы пошли»

На проводах тетка Маруся, обведя племянника вокруг вилочника, пообещала, что вернется тот живым и невредимым. То ли заговор действительно оказался каким-то особенным, то ли просто повезло, но за два афганских года Валентина Савчица не коснулась вражеская пуля, хотя на волоске он был не раз.

Главная награда – жизнь

Причем, не только во время боевых операций и длительных походов по горным серпантинам, когда опасность подстерегала буквально на каждом шагу. Однажды в узком ущелье в его тягаче с полным боекомплектом на борту заклинило рычаг, и машина стала медленно сползать влево, к краю, за которым – глубокая пропасть. Дергая за ручки, Валентин пытался выровнять крен и совершенно случайно, локтем, задел переключатель. Это его и спасло, МТЛБ-эшка, дернувшись назад, затормозила. Сидевший рядом товарищ даже испугаться не успел: «Ну, ты, Федорович, и водишь!».

А еще он мог умереть от малярии – она, тиф да тяжелая желтуха косили наших солдат не хуже душманов. Но и здесь все обошлось, болезнь прошла без осложнений и даже, можно сказать, без отрыва от производства. Лечили солдата прямо на точке, где он месяц охранял понтонную переправу. Спустя время был еще случай. По такому же импровизированному мосту Савчицу пришлось перевозить целую батарею, шесть тягачей. Узкое для громоздкой техники полотно не внушало доверия, и новобранцы отказывались садиться за рычаги.

Там горы высокие

Права парень из Остранки получил в нашем профессионально-техническом училище. К слову, дорогами Афгана прошли несколько десятков его выпускников. Конечно, осваивая мирную специальность тракториста, Валентин не мог предположить, что практиковаться будет не в каком-нибудь колхозе, а на самой настоящей войне. Призвался он в конце сентября 1982 года. В ту осень из Житковичей на службу уходили более 40 новобранцев, многим из которых также выпал интернациональный жребий.

До узбекского Термеза, вспоминает собеседник, молодое пополнение везли в теплушках 10 суток. После трехмесячного карантина, больше похожего на учебку, парней перебросили за Амударью. Савчиц попал в мотострелковый полк, дислоцировавшийся возле города Чарикар, что на шоссе Кундуз-Кабул. В третьей артиллерийской батарее, где прошел службу, повезло встретить житковчанина – Сергея Швеца. А еще с одним земляком, Володей Прокоповичем из Гричиновичей, в ноябре 1984-го они возвращались из Кабула домой. Удивительно, но за все два года в его подразделении из 48 человек не было ни одного смертельного случая. Лишь несколько ребят отделались легкими ранениями. Может быть, тетушкино заклинание распространялось и на окружение нашего солдата? В разъездах Валентин Федорович исколесил половину Афганистана, побывали на самых крутых перевалах – Саланге и Гиндукуше.

– Первые полтора года не было никакого страха, – уверяет гвардии сержант Савчиц. – А вот перед дембелем уже стал осторожничать, домой отчаянно хотелось. Снилась Остранка, родители, рыбалка и почему-то столовая училища.

В деревне его ждали родители. Двое старших братьев, обзаведясь семьями, уже жили отдельно. Вести с родины шли долго. В ответ Валик писал, что вместе с другими солдатами помогает братскому народу строить жилье и дороги. Климат здесь с большим перепадом температур. Летом – пыль да зной за 50 градусов, но в горах снежный покров держится шесть-восемь месяцев, а зимой и в шинели холодно бывает. Удивляла феодальная отсталость страны. При этом в афганских магазинах, или дуканах, полно было американского ширпотреба. От часов с музыкой, классных ручек, зажигалок и видеомагнитофонов у неизбалованных советским «изобилием» ребят разбегались глаза. Еще долго на гражданке Валентин Федорович пользовался купленной там бритвой, вместе с помазком она, возможно, еще где-то и сохранилась. Такую же и отцу привез, а маме подарил платок.

Время выбрало их

В следующем году исполнится тридцать лет, как Савчиц работает на железной дороге. Давно перебрался в райцентр. У бригадира пути неплохо все сложилось и в семейной жизни. Супругу Елену нашел в Червоном. Вырастили сына Сергея, даст бог дождутся внуков.

Сегодня интернационалист не таит обиды за то, что время выбрало их для такой опасной миссии, говорит, о том, нужно ли было Советскому Союзу вводить в ДРА ограниченный контингент, пусть рассуждают политики. А солдаты честно исполняли приказ: «Родина позвала, и мы пошли».

Вернувшись домой, первое время чувствовал себя гораздо старше сверстников, не нюхавших пороха. Уж очень быстро мужали они в Афганистане. Впрочем, тех, кто прошел ту войну, до сих пор объединяет негласное братство, ведь в экстремальных условиях с человека слетает вся шелуха, показывая, чего он на самом деле стоит.

 Александр КИЦУРА и Светлана ШЕКОЛЯН  

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.