Не думайте, что мертвые не слышат, когда о них потомки говорят

Эту историю можно назвать зовом крови, хорошим посылом или выполненным завещанием. Правда, со дня трагического события прошло семьдесят пять лет. А суть в том, что студентка первого курса исторического факультета Гомельского государственного университета им. Ф. Скорины Алена Агиевич нашла место последнего боя своего прадеда, погибшего во время Великой Отечественной войны. Кстати, житковчанка — уже пятое поколение в ветви своей родословной. Почему совсем юная девушка не оставила сложный путь поиска, не поддававшийся многим до нее? Свое кропотливое стремление к истине она объясняет просто.

— Любая история — это прошлое человечества в общем, и каждого в отдельности. Будущее невозможно без былого и настоящего, у любого из нас должны быть корни, нам необходимо знать, чем гордиться, что передать своим потомкам. И здесь важна не только история страны, но и собственной семьи. Помнить о больших и малых подвигах своих дедов и прадедов. Какой трудной была в то время жизнь… Мне особенно важно, тем более, когда в живых остается считанное количество очевидцев прошлых событий, важна любая информация об известных и неизвестных героях.

— Алена, есть скептики, считающие сегодняшнюю молодежь особо не интересующейся глубоко страшными событиями той  войны. Вы исключение?

— Знаете, люди в любом возрасте разные, но уверена в одном — чувство патриотизма закладывается с младенчества. С детства очень много слышала от своей прабабушки Веры Миничны Макаревич о том, как жили наши предки. Но самыми трогательными и актуальными всегда были темы войны. Ни одно воспоминание о ее молодости не прошло для моего сердца бесследно. Звонкий голос, напевавший мне  песни о нелегкой доле, несбывшихся мечтах ее сверстников, слезы на глазах  закаляли мою юную душу. Но больше всего поражала семейная история, которая впоследствии и повлияла на выбор моей будущей профессии, о пропавшем во время Великой Отечественной войне брате Николае Макаревиче. Понятно, что, пожалуй, нет ни одной семьи, в чью судьбу безжалостно не ворвалась война. Однако одни получали похоронки, другим повезло — их мужчины возвращались домой. А здесь сухо и лаконично, пытающим неизвестностью «Пропал без вести». Это нам, живущим уже в 21 веке, трудно понять тех, кто в годы войны получил такое извещение с кратким текстом.

— Тогда это случалось нередко.

— Может и так, но мама Николая смириться не могла и ждала его или весточки о судьбе сына до самой своей смерти. Мой прадедушка родился в 1922 году в Видошине, где и сегодня живет его сестра Вера Минична. Он был справедливым, сильным и волевым человеком, не боялся тяжелой работы, в любом деле поддерживал семью. Отца не стало, когда они были совсем маленькими. Мать, Елена Николаевна, воспитывала детей одна. Прабабушка рассказывала, что Коля старательно учился в школе далекой деревни Пуховичи. Туда каждое утро, еще до рассвета (пока сын чуть не повзрослел), женщина, вооружившись палкой, его отводила. Мера вынужденная, так как в лесах, нападая на детей, зверствовали волки. Говорят, береженого Бог бережет. Но ни Господь, ни мама не смогли спасти Николая от зверства фашистских хищников.

— В 1942-ом ему исполнилось двадцать. Он не успел жениться?

— Так рано нет. Он после школы работал в родной деревне, но у моего прадедушки в соседнем селе осталась первая любовь — скромная девушка Мария, с которой встречал рассветы и провожал закаты. Соседи рассказывали, что отношения между ними были действительно искренними, благородными, а любовь, как я поняла, вечной. Даже бессмертной, обрекшей его любимую Марию на «вдовство» до конца жизни. Состарившись, сидя на скамеечке, всегда с лучезарной улыбкой встречала теперь уже повзрослевших родственников своего долгожданного суженого, перебирая в памяти самые лучшие воспоминания о нем.

— А что рассказывает Вера Минична? И как Вам достался наказ ее мамы, с которой в силу временных рамок и встретиться не могли?

— Прабабушка вспоминает, как мама утром в июне 1941 года поехала с Колей в город, в военкомат. Как и любая мать надеялась: вдруг не заберут. И эта поездка оказалась последней в их жизни. Он был призван Житковичским РВК на фронт. Позже кто-то из односельчан видел его в боях под Орлом, Николай передавал родным весточку о том, что жив.  А потом и вовсе любая связь прервалась. В семье больше никто ничего о нем не знал. С тех пор все ночи для их матери стали бессонными, и очень часто прабабушка слышала, как   она плачет.  Так и не дождавшись никакой информации о сыне, мама перед смертью попросила дочь не терять надежду и найти брата. Меня эта просьба очень впечатлила.

— Алена, но похоже, не только?

— В этом, думаю, нет случайности. Когда-то моя мама назвала меня в честь этой мужественной, терпеливой улыбчивой и всегда трудолюбивой женщины. И я решила во что бы то ни стало разыскать ее сына. Сначала обратилась в программу «Жди меня», но безрезультатно. На одном из уроков истории услышала об электронном архиве «Мемориал». И на его сайте все-таки нашла краткую информацию о пропавшем без вести прадедушке. Чтобы получить подробные сведения, заходила на такие сайты как «Подвиг народа», «Память народа», а также брала дополнительные источники из Интернета. На сайте «Память народа 1941-1945» нашла более подробную информацию. Из выписки журнала боевых действий узнала, что прадедушка принимал участие в боях под Смоленском в третьей гвардейской кавалерийской дивизии. После приказа о ее переходе в новый район четвертого сентября 1942 года в 3.00 они, встретив сильный артиллерийский, минометный огонь противника, вынуждены были отказаться от наступления. В бою на участке дороги из Соседово на Машутино понесли большие потери. Там убиты и ранены до 50% личного состава. От артиллерийских мин, пуль, огня и от троекратной бомбежки немцев в этом бою был убит мой прадедушка. И мне очень тепло жить потому что я выполнила завещание его мамы.

— Если вспомнить, что война не закончена, пока не захоронен последний солдат, то Ваш поступок — другим надежда. И даже пример…

— Я горжусь своими предками и всегда буду помнить об их мужестве, смелости и преданности Родине. Случившееся в моей семье подразумевает возможность  родственникам установить судьбу или найти информацию о погибших или пропавших без вести родных и близких, определить место их захоронения.

Я  надеюсь, что у этой истории будет продолжение, а подвиг тех людей, которые отдали свои жизни за победу над фашизмом, не забудется даже спустя много лет. Помните: «Что гибель нам?!/ Мы даже смерти выше./ В могилах мы построились в отряд,/ И ждем приказа нового. И пусть не думают, что мертвые не слышат, / Когда о них потомки говорят».

Счастье – это мир

Вере Макаревич 93 года, хотя уверяет, что на самом деле немного старше. Ее родина — Видошин, там и пережила войну.

— Брата призвали на фронт, мы с мамой пошли в лес, корову у нас забрали, так что пришлось голодно. У нас не было мужчин, и мы скитались по лесу, где люди жили в куренях, они нас принимали. Помню два отряда партизан, посуду из коры деревьев. А еще в тот год оказался сильный разлив, дороги размыло. Один немец заблудился и попал к нам. Его вывели на грунтовку, показав, куда идти. Иначе деревню бы спалили.

Как сейчас людям хорошо живется, а на нашу долю выпало сколько горя, включая голод 1933-го. Ни одежды, ни еды. Меняли на продукты все, что можно. А брат мой так и не вернулся, вот только в прошлом году узнали, как и где погиб… Война – это страшно.

На снимке: Вера Макаревич с правнучкой Аленой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.