Мир держится на ласке матерей

Малыш, настороженно всматриваясь в лицо Татьяны Михайловны, выглядел напуганным воробышком. Да и потом, когда уже шли по улице, будто пробуя непривычное слово на вкус и боясь, что снова предадут, неустанно повторял: «Мама, мама!». А в машине крепко вцепился в руку взрослого человека, не решаясь даже на секунду отвлечься.

Именно так в доме семейного типа Яременко, что  в Житковичах по улице Фрунзе, появился самый маленький член большой семьи Витя, которому лет десять назад едва исполнилось два года. Забрали его из Гомельского дома малютки. Мальчик стал третьим родным, как считает его мама, ребенком, поскольку единственный, кого Татьяна Михайловна и Анатолий Анатольевич усыновили. Этот особый статус дает ему даже некое право на определенную долю ревности, ведь в этой ячейке общества сегодня двенадцать детей. Причем самого проблемного – переходного возраста.

– Что касается Вити, то мы решили его усыновить, поскольку имя мальчика внесли в базу данных именно с тем, чтобы нашлись люди, желающие на таких условиях взять ребенка в семью, – вспоминает женщина, – но на тот момент мы привыкли к нему и полюбили так, что расставаться было бы больно.

И здесь же, с обожающим попадать в центр внимания сыном, взгромоздившим на колени аккордеон, вспоминают насколько мальчик оказался аккуратным.

– Поест, не оставив за столом ни крошки, – до сих пор удивляется мама, с нежностью посматривая на симпатичного, доброжелательного паренька.

А вообще, дом, который построили супруги, начался с объявления… в «Новым Палессі». На глаза попалось сообщение о расформировании в районном центре интерната и предложение взять ребят в семью.

– Так у нас появилась Таня, – вытирает то и дело подступающие слезы тезка своей первой воспитанницы. Они с дочерью Татьяны Михайловны почти ровесницы, тогда обеим было лет по четырнадцать. Вторая девочка попала по знакомству. Просто на тот момент семья жила в Люденевичах, где все друг друга знают и откуда Света переехала в интернат.

В том, что детей находят в капусте, убеждена младшая половина семейства, а старшая склоняется к услугам аиста.

– Правда, это, наверное, очень сильный бусел или целая стая, – шутят ребята, напоминая, что попали к родителям далеко не младенцами. А это значит с характерами, которые, как известно, формирует среда лет до трех. Понятно, с ними непросто по двум причинам. Во-первых, каждому, несмотря на юный возраст, в той или иной степени довелось хлебнуть недетского горя. Во-вторых, каждый из них так или иначе оказался преданным самыми родными людьми. И, в-третьих, все-таки генетика нет-нет, да и выдаст сюрприз. Например, протестом по типу «тем, кто за нас в ответе, давно пора понять: мы – маленькие дети, нам хочется гулять!»…

В общей сложности через сердце Татьяны Михайловны прошли (и идут) 22 ребенка. Практически все, покинувшие ставшие родными пенаты, получили образование и устроены в жизни. То есть главный посыл – формирование модели семьи, достигнут. Большинство из уже взрослых приезжают погостить. И в общей сложности своим приемным родителям подарили пять внуков, впрочем, это вместе с кровными.

Пятнадцатилетняя неразговорчивая Даша призналась, что мечтает стать поваром, хотя пока особых кулинарных способностей не проявила, но это дело наживное. Большинству попавших в семью ребят по душе картошка да блины. А многие впервые в жизни попробовавшие различные салаты к изыскам еще привыкали. Что поделать, в прежних семьях гастрономическим разнообразием их не баловали.

Марина, от которой не отходит шестилетняя Вика, планирует связать свою жизнь с воспитанием детей. Они с Гришей двойнята (им по 11-ть). Впрочем, братьев и сестер им не занимать. Например, старшая, Наталья, демонстративно не желающая участвовать в общем разговоре, по маме родная. Есть ребята из распавшейся по вине родителей семьи и в других домах семейного типа…

А вот Толик, которому исполнилось шесть, «на подвиги готов», что читается невооруженным взглядом.

– Он не видит границ и преград, нет у него чувства опасности, – с долей сопереживания констатирует женщина, заметив, что неуемную Толину энергию, скорее всего, направит в спортивное русло.

Что до профессиональной ориентации, то ребята поделились планами на жизнь. В будущем здесь кто-то намерен стать полицейским, врачом и, возможно, музыкантом или спортсменом. Однако для Татьяны Михайловны куда важнее, чтобы они оказались достойными людьми, не взирая на все перипетии жизни.

Когда день близится к концу, домой возвращается отец. Как и в большинстве самых обычных семей, в этой выдающейся ячейке общества мальчишки притихают, девчонки дисциплинируются. Ведь для папы, в отличие от мамы работающего вовсе не воспитателем, а электромонтером РУЭС, должно иметься и собственное пространство. Вот и выходит, что мужская рука в доме-крепости незримо присутствует всегда. Но главная награда, которую ценит многодетная мама, просто доброе слово или осознанная во взрослой самостоятельной жизни благодарность, возможно, в простой фразе бывшей воспитанницы: «Я так часто вас вспоминаю!»

Дома, где живут дети

В нашем районе пять детских домов семейного типа. Два – в Житковичах и по одному в Турове, Гряде и Вильче. В них воспитываются 35 ребят. Каждая ячейка общества имеет свои особенности. Например, в семье Рудницких в Вильче есть агроусадьба, а Колосько из Турова – единственные, кто берет на воспитание младенцев. Так, самой маленькой из таких деток Валерии в сентябре исполнится годик, а у приемных родителей девочка с двух с половиной месяцев. Указанная семья Яременко – самая многочисленная, а педагог Светлана Гарбар из Житковичей уделяет пристальное внимание образованию и здоровью. Например, в каникулы нанимает для школьников репетиторов, а к стоматологу ребят возит в Гомель.

Кстати, у Татьяны Яременко в этом году четыре выпускника школы. Один из них, поступив в Житковичский лицей, скорее всего останется жить у приемных родителей.

Валентина ПОКОРЧАК

Фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.