За туманом и за запахом тайги. Воспоминаниями о БАМе делится житковчанка

Они комсомольцами были, они идеями жили, с легкостью, без виз и границ колесили по своей необъятной стране со звучным названием Советский Союз. Их влекли стройки масштабные и не очень, земли целинные и обетованные. Одним словом, родина говорила: надо, комсомол отвечал: есть! Любопытно, что люди, вдохновленные самой мыслью о сопричастности, отправлялись работать на «непаханых» землях добровольно. Причем большинство молодежи вовсе не руководствовалось меркантильностью или соблазном срубить побольше денег, как можно заподозрить сегодня.

Байкал, Амур и блондинка

Софья Жданович на старых любительских фото — единственная девушка со светлыми, спадающими на плечи, волосами.  Потому вдвойне образ тонкой, очаровательной блондинки не вяжется с отчаянным решением отправиться на строительство Байкало-Амурской магистрали. Впрочем, свой поступок даже с высоты прожитых лет Софья Анатольевна не считает чем-то героическим.

— Поехать на БАМ — мое собственное решение, — улыбается житковчанка, жившая в тот исторический период во Львове, — мало того, когда пришла в райком комсомола, чтобы получить путевку, меня отговаривали. Мотивировали сложностью работы на севере, тем, что рвение многих не выдерживало морозов и ребята сбегали…Я тогда трудилась на заводе по изготовлению кинескопов, там работала в основном молодежь.

Но вот оставить предприятие ради туманного будущего она решилась одна. В райкоме сформировали группу из таких же энтузиастов, вручили вожделенные комсомольские путевки и назначили дату отъезда. Билеты на поезд выдали бесплатно, и Соня уже предвкушала долгий и веселый путь. Но в ее планы вмешался случай. Причем несчастный…Что-то там с реактивами-кинескопами пошло не так и девушку травмировало. Так что вместо уютного вагона она угодила в больницу.

— Понятно, что ждать меня не стали, а я надеялась все же попасть на работу со своей группой, — вспоминает небывалый энтузиазм Софья Анатольевна. — Чтобы догнать ребят мне понадобился авиабилет. Полетела с пересадками, сначала в Москве, а затем в Братске. Попав в столицу, первое, что купила — большую сетку апельсинов, у нас же тогда их почти не было. Еще и пару килограммов лимонов… Потом, в ожидании вылета из Братска, несколько дней и питалась цитрусовыми.

Конечно же, девушка сразу пошла в райком комсомола, где ее принялись снова уговаривать, только теперь остаться на месте. Но 24-летняя Соня оказалась непреклонна, правда так и не найдя своих, на следующем остановочном пункте решила осесть. «Землей обетованной» стал Тащей. Пустынная местность со стойкими, невиданными до сих пор морозами и огромными снежными заносами. При том, что уезжали из дома весной, контраст оказался более чем колоритный.

Сначала немногочисленных энтузиастов поселили в палатке, но как-то скоро возвели барак. Вездесущий холод проникал в каждую клеточку, а безопасность гарантировали парни, охранявшие территорию от зверя или человека.

— Утром, бывало, проснешься, а вода, кстати, привозная, в ведре замерзла, — однако и тогда о своем выборе девушка не пожалела. Тем более, что вскоре подключили электричество и жизнь стала потихоньку налаживаться.

Строители депо

Ей сразу предложили ставку нормировщицы, именно эти курсы девушка окончила дома.

— Хоть в тепле сидела бы! — улыбается Софья Анатольевна. — Но нам хлеба не надо, работу давай, да самую что ни на есть трудную, подумала: как же так, все на стройке, а я в кабинете…Я как все. С собой мы взяли минимум одежды, да и не было у нас тогда таких гардеробов, как у молодежи сегодня. Валенки да тулупы нам выдали там. Наденешься, как капуста, мороз же лютый… Но из-за низкой влажности как-то сильно и не мерзли.

Вагонно-ремонтное депо, которое возводили — не рядом с жильем, надо на твердую дорогу потратить время. Но смекалистые девчонки сокращали путь по простяке, где, если провалишься в снег, самому и не выбраться. Придумали способ: ложились на наст и как колобки катились к своей стройке.

В таких условиях не все выдерживали. Вот отслужившие в Германии срочную солдаты, не понюхав толком кедров и тайги, сбежали. А они, девчонки, сносили все как есть.

— Однажды, представьте только, приходим утром на работу, а стены, что лишь вчера клали из кирпича, нет, — с юмором теперь к ЧП повествует наша героиня, — не правильно положили фундамент, чуть пошла оттепель, он рассыпался вместе с надстройкой… Что делать, пришлось убирать камни, снова начиная все с начала.

Северные модницы

— Впервые там увидела столько шикарной ткани, у нас же тогда все дефицит. Швейной машинки не было, так руками сшила модную юбку… А потом нам купили и машинку. Помню к новому году соорудила себе черное платье из японского шелка… Потом, когда уже стало изобилие, все равно такого материала не нашла.

А еще девчонки набрасывались на горошек. Потом Соня несколько лет не могла на него смотреть… Впервые попробовали заморские фрукты и диковинный ананас. Причем вкус был каким-то земляничным. На майские праздники как завезли — ешь сколько хочешь, а потом уже, правда, продавали. Костяника и черемшина, черная смородина в лесу и кусты жирующего шиповника. Кстати, именно из него напиток Соня распробовала еще в Братске.

— В свободное время мы занимались гимнастикой, там даже легко могла мостик сделать, хотя дома и предположить не могла, что сумею. Гуляли по тайге. Питались ягодами, вообще мы все неприхотливы. Как-то две недели не было электричества, готовить не на чем. Делали хлебный квас, он с хлебом — лучший обед. Еще выручала капуста, ее же можно и сырую есть. Местные готовили слабозасоленную, с душком рыбу. Сначала  непривычно, запах, а потом — ели.

Мечты сбываются

Ну и, конечно, они ходили на танцы. Клуб построили в основном для молодежи, хотя, люди, сражающиеся с мерзлотой, собрались разного возраста. Встретились даже белорусы, попавшие на север когда-то за пресловутые колоски.

На яркую, но целомудренную Соню, естественно, обращали внимание. Особенно Иван, увлеченный хоккеем харьковчанин. Но девушке нравился другой. И он отвечал симпатией, да только есть женщины понаглее, расторопнее, а у нашей героини ни тогда, ни позже дерзости этой не находилось…

Целый год она трудилась тяжело на БАМе и подумывала после отправиться к самому Байкалу. Но попав в отпуск, к которую пять дней добиралась поездом, вдохнув воздух  тепла и комфорта, осталась.

— Если бы тогда вернулась, — уверена Софья Анатольевна, — то, скорее всего, север и стал бы моим вторым домом. Я не планировала задерживаться, потому вещи оставались там, написала девочкам, чтобы разобрали что кому подойдет. В общем, пусть полным-полно набиты мне в дорогу чемоданы: память, грусть, невозвращенные долги, а все-таки съездила за туманом, за мечтою и за запахом тайги.

Одной крови

История, случившаяся спустя полвека, пожалуй, лучший сюжет для сценаристов. Байкальское братство оказалось сильнее многих других уз и, естественно, у Софьи Юхневич, есть северные друзья во многих уголках бывшего СССР.

— С москвичкой Светланой мы дружим с тех самых семидесятых, — удивляется метаморфозам судьбы Софья Анатольевна, — а вот о доле Ивана знала лишь, что он очень удачно женился, попав в высоко-номенклатурную семью…

А теперь представьте, что подруге в одном из престижных домов российской столицы достается в наследство квартира. Здание старое, претензионное, но соседи весьма коммуникабельны. Так в очередной раз пригласив знакомого по лестничной площадке мужчину в гости, женщина потчевала соседа чаем. У них нашлись общие темы, поскольку оба побывали на БАМе. Листая старый альбом, мужчина вдруг, указывая на фото прехорошенькой блондинки, поинтересовался: откуда? Оказалось, что это и есть та самая Соня, о которой мечтал когда-то сегодня овдовевший Иван…

Софья Анатольевна гостит теперь не только у подруги, но навещает и друга. А он в свою очередь побывал уже в Беларуси и Житковичах…Воистину, пути Господни неисповедимы.

Валентина ПОКОРЧАК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.