Как Сергей Шестопал с кабанами дружил

У каждого из нас есть своя Беларусь. Общая для всех и неповторимая для каждого. И коль отметили вековой юбилей БССР, то, следовательно, в этот сравнительно небольшой исторический отрезок входит цикл поколений, впечатлений и жизней. По-людски судьбоносных.

Моя Беларусь, человека, родившегося и прожившего в Украине, это каникулы в Лунинце, первые, подаренные тетей по линии мамы-белоруски, джинсы и ароматно черничное лето. А Беларусь коренного житковчанина Сергея Шестопала – попадание в обойму калейдоскопически меняющихся в стране времени и правил. Судите сами.
Ветер перемен

Сергей Петрович стал первым предпринимателем в районе. В те самые, позже попавшие в номинацию лихих, 90-е годы. Нашему же герою они вспоминаются, как странные. Поймав струю спроса на дерево в Ольшанах, он постарался его удовлетворить. Если чего-то нет в одном месте, а в другом — в избытке, то вопрос лишь транспорта и доставки.

— Времена и правда кажутся сегодня нереальными, — вспоминает Сергей Петрович свой пионерский опыт в бизнесе. — Представьте, люди трудились в колхозе, за месяц не зарабатывая того, что мы могли иметь в день. Вот такая социальная несправедливость была.

Всплеск пришелся на строительство теплиц, которые ныне обеспечивают ольшанцев самозанятостью, а окрестность — огурцами. Пока будущие овощеводы усиленно возводили перспективу, наши парни, вскоре обзаведясь КАЗом-608, заручились их абсолютным доверием. Бизнес, как и люди, бывает разным, но в любом случае поступки говорят лучше любых слов, а репутация дороже денег.

— К нам просто подходили, наперед проплачивая услугу, не страшась, что обманем, — впрочем, у новых предпринимателей и мыслей таких не было. Они честно отправились в путешествие, подобно Колумбу, не зная откуда подует ветер.

— Хотя и зарегистрировался под вторым номером, меня в районе вполне можно считать первопроходцем открывшегося вдруг и еще не изученного направления, — уверяет мужчина сегодня. — Почему? Человек, проявивший инициативу чуть раньше, в общем-то, предпринимателем был лишь на бумаге.

Если говорить просто, то наступило время рынка, в котором кто оказался смел, тот и поспел. Однако вскоре оклемалось государство, беря стихийность в руки законности. Но и ему, долгое время плавающему в спокойной и продуманной гавани плановой экономики, пришлось вникать в незнакомые правила. Менялись рамки, подстраивались люди.

— Тогда создавались аукционы, мы покупали сырье там и вообще, где продавали, — так объясняет тогдашний рынок наш герой.
Руки откуда надо

Впрочем, генетическая любовь к дереву у Сергея Шестопала далека от коммерции. Просто на тот момент в про100 его Беларуси так карта легла. И когда правила игры на одном рынке изменились, мужчина, став за станок, пришел к чему давно душа лежала. Ведь в его талантливых руках становится податливым не только дерево, но и железо. Иными словами, Сергей Петрович из той плеяды предпринимателей, что менялись вместе со своей любимой страной.уки откуда надо

— Трижды обновлял лицензию, — вспоминает сегодня ремесленник, — труднее стало, как пошли ЧУПы, требующие обязательно в штат бухгалтера, энергетика… Хлопотно это было.

Со временем приметил заброшенную (в гектар) территорию. Глаза у всех, включая родственников, боялись, а руки Шестопала делали. Сегодня пустынную землю, чем-то когда-то забетонированную (даже арматуру находил), конечно, не узнать. Такой себе хуторок, требующий, естественно, трудоемкой работы.

— Меня даже помещиком называют некоторые, — улыбается обаятельно доброжелательный мужчина. И немудрено, ведь в его «имении» есть все для жизни: озеро, дендрарий, милые сердцу тропки, качели-карусели, беседки и скамеечки. Нетрудно догадаться чьих рук все это дело. Потому апофеозом всего как раз-таки и есть занятость.

Более того, воспитательному процессу двоих сыновей обзавидовались бы самые мастистые педагоги. Во-первых, как известно, дети не слушают родителей, а наблюдают за ними, поведенчески копируя. А, во-вторых, старший из мальчишек активно помогает отцу строгать, пилить, изобретать и творчески подходить к делу. Все в совокупности, если оценить арифметически, равно трудолюбию и пониманию цены денег.

И пусть народ сегодня не активно обустраивает эксклюзивом подворья, уличные туалеты для дач авторской работы все же пользуются спросом.

— Вообще, упрощенная система налогообложения меня очень выручила, — уверен наш хуторянин, — указ, считаю, очень правильный. Конечно, не имею права работать с юридическими лицами и принять помощника, но ученик любому ремесленнику не воспрещается.

Дело мастера боится, а в нашем случае — любит. К тому же, уверен умелец, даже отдавать в подарок свои поделки приятно.

— Например, в детском саду «Светлячок», куда ходит мой младший сынишка, скамеечки, полочки — моя работа, — не нарадуется пользе своих изделий Сергей Петрович, — прихожу, малыши облепили их, сидят, как воробышки… Приятно.

Сказ про двух поросят
Как-то еще до всякой свиной чумы завелись у соседа несколько младенцев — диких кабанчиков. Он подарок охотников, пожалевших малышей, оставшихся без хрюкающей мамы, не досмотрел, кое кто и помер от недоедания. Во спасение дикой жизни и предложил Сергею двоих оставшихся.

Надо заметить, что дом, где теперь живет наш герой (просто в тон Ахматовой «Ах, если б знали из какого сора растут стихи, не ведая стыда!») воздвигнут на месте бывшей несанкционированной свалки. Уж точно и на камнях растут деревья, точнее теперь жилье тонкой границей примыкает к лесу. К чему это уточнение? А дело в том, что мечтает Сергей Шестопал, он плюс еще и охотник, к слову, о приручении диких зверей. Ведь такой опыт у него уже есть.

— Я купил детское питание и выхаживал этих крох под грелкой. Они, конечно, считали меня матерью родной, — вспоминает тесное общения ремесленник (просто как в мультфильме «Волк и теленок» -авт.), — до года с ними очень интересно. Но потом мои Шрек и Наф превратились в огромных серых особей.

Интересно, что даже между собой кабаны боролись за лидерство. Побеждал более смекалистый и сильный, демонстрируя свое превосходство у кормушки, приближенности к человеку.

— Но в отличие от людей, — констатирует свои наблюдения Сергей Петрович, —- их игра честна, у зверей нет подлости, интриг, коварства.

Повадки удивительны. Несмотря на «светскость», звери обладали поразительным чутьем и обонянием, способностью в миг слиться с землей и так же внезапно предстать перед хозяином, если мнимая опасность исчерпывалась.

При этом, когда кабан-лидер поранил ногу, а звери уже гуляли в лесу, возвращаясь все равно к дому, второй сразу смекнул и отодвинул предшественника… Ничего нам не напоминает?

Но главной причиной, побудившей расстаться, стал все же звериный нрав.

— Да и обнаглели они, — вспоминает хозяин кабанов, — бродя по лесу, и при этом, в силу воспитания, не боясь людей Шрек и Наф стали… наведываться в город. Люди идут в ночную смену на хлебную базу, а здесь — бац! Зверье мое. Они же не знают их очеловеченную историю.

Эпилог

Живет он почти в лесу. В пруду плавают караси и другие обитатели рек, скоро появится и сортовая рыба. Вольеры обжили кролики. В общем, все идет к тому, что хозяин желает — созданию агроусадьбы для отдыха выходного дня. Вот такой ремесленник — созидатель, охотник и любитель диких зверей. И так он, радуясь жизни, видит свою про100 Беларусь.

Валентина ПОКОРЧАК

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.