В Житковичском районе продолжаются мероприятия приуроченные ко Дню освобождения Беларуси

Торжественное шествие ко Дню освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков в регионе продолжается. В этот раз пунктом пристального внимания Житковичского автоклуба и народного ансамбля народной песни «Жытніца» ГЦК стали деревни Ленинского и Юркевичского сельских Советов.

Ельно
Скромно возвышающийся над селом монумент, кажется, немым укором взирает на этот мир. И не только потому, что в общей могиле захоронены сожженные заживо 112 земляков, а как бы тоскуя по тем, кто не нашел вечного пристанища на родной земле. Потому, прежде чем следовать сценарию, почтили память всех, кому не пришлось в той мясорубке уцелеть. Однако, как бы ни было, жизнь, и во многом благодаря тем, кто пал смертью храбрых, продолжается. Как ее утверждение — хлеб-соль, доброе слово и славная песня… Время, разбавленное свежей струей творчества, прошло быстро, но люди все не торопились расходиться. Кто-то продолжил общение в простой беседе с односельчанином, другой обратился к председателю районной организации Красного Креста Ларисе Фроловой, чтобы измерить давление. Повезло в этот день и доверенному лицу руководителя Житковичского автоклуба Любови Феоктистовой  Ивану Демиановичу, оказавшемуся именинником, он принимал поздравления и получал подарки.льно

А вот Екатерина Глушень, едва ли не единственный свидетель фашистского зверства в деревне, прислонившись к монументу, вспоминала то, что забыть нельзя. Тогда, оставшись чудом в живых, она вместе с мамой и другими детьми, отправилась на хутор, где и уцелели.

—  Батько с сестрой остались в Ельно, — не в первый раз повествует трагическую историю. — А мы на хуторе жили — в одной хате четыре семьи…Деревню от немцев наши дважды спасали, выставляя караул. А в третий, охранники, из гражданских, пошли погреться, холодно очень было. В этот момент немцы и зашли. Говорят,  партизаны, чтобы предупредить людей, выстрелили, это еще больше подтолкнуло врага к действиям. Но и тогда односельчане еще не думали увидеть фашистов. Некоторые решили, что от оружейного звука лошади сорвались, вышли их вернуть, а немцы — на улице. Другие вообще подумали, что пленные, вроде как должны были их через Ельно то ли вести, то ли еще что…Потом всех согнали в одну хату, кто упирался, все равно затолкали. Дом подожгли. Люди кричали так, что, казалось, слышно было везде. Если кто хотел выбраться через окно, расстреливали… Шансов спастись не было…Да и те, что захоронены здесь, на месте страшной казни, не все.

Лагвощи

— Ой, вы все такие красивые, а мы даже не переоделись! — будто смущаясь культурного десанта, стушевались мужички у сельского клуба, напоминающего скорее деревенский домик. Пожалуй, здесь публика оказалась  самой благодарной, а артисты «Житницы» несомненно имели фурор. Ведь, удивляясь чистоте и силе голосов, немногочисленный зритель, щедро осыпая комплиментами, просил спеть еще. А Казимир Таргонский, несмотря на пенсионный возраст, пустился даже в пляс, заводя земляков настроением.

Буды
Одним словом, день удался.На отшибе у самого леса, так можно описать географию домика мамы и сына Софьи и Александра Шаула. И уж к ним-то музыка заглядывает весьма редко, потому в спешке отложив подмазывать летнюю печь, Софья Иосифовна заняла место в «зрительном» зале двора, пригласив туда и сына. На прощанье Лариса Фролова выполнила свою благородную миссию, измерив пожилой женщине давление, дав хороший совет. Ведь в деревню пришел не только праздник, выпавший на неделю здоровья, а и гости, всегда здесь желанные, зарядили жителей настроением.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.