Между Припятью и Ствигой

К 500-летию деревни Погост

Исполняется 500 лет деревне Погост – уникальному поселению Полесья. Событие оживляет в сознании немало чувств, излучает свет, тепло, душевные мысли.

Повсюду сейчас природная благодать и разнообразие красок. Поневоле окунаешься в “родной воздух” живописного ивового края. Притихшие перед Спасом погостские сады сдерживают настойчивое дыхание осени. А роскошный в центре села вяз, так много повидавший на своём веку, самовлюблённо потряхивает верхушкой. Недалеко от него поклонный православный крест, напоминающий о вере и традициях предков, и самодельная архитектурная форма “Грабли”, внушающая трудолюбие и надежду на богатый урожай, памятник жертвам и защитникам Отечества. Они подталкивают на размышления об истории села и его людях.

В летописи края начала ХV(!) столетия есть конкретная ссылка на 1520 год, когда князь Константин Острожский, которому принадлежала деревня, передал её во владение Туровскому Свято-Успенскому собору. Дата эта и есть “родильный крик” села. Отсюда прослеживается его скромная история. Однако сам факт передачи означает, что его отсчёт начался значительно раньше, что подтверждают многочисленные археологические находки. В Погосте выявлено поселение милоградской культуры (конец бронзового начало – железного века) с фрагментами посуды бронзового века, сохранились останки представителей животного мира четвертичной фауны, в частности, кости мамонта, как и в Турове, бескурганный могильник. В окрестностях деревни найдены археологические материалы периода зарубинецкой культуры (11-я половина 3-го тысячелетия до н.э. – начала 11-го столетия до н.э., два захоронения, многочисленные обломки посуды, предметы быта, изделия из глины (праслица), подковообразная фибула, ажурная бронзовая подвеска в виде лапки утки длиной два сантиметра, а в раннефеодальный период – поселение и каменный крест. Всё это и многое другое, следы не близких времён, вероятно, и есть предистория деревни. Тем более, что аналогичные реликвии обнаружены в околицах самого Турова, тоже зафиксированные письменно.

Сейчас с высоты птичьего полёта в весенее разводье село напоминает продолговатое желтое пятно между рек, окаймлённое синевой и плавает как будто бы аккуратная поклажа на огромном пароме. Припять и Ствига сливаются, а деревня, как живая глыба, словно качается на их волнах. А когда реки возвращаются в свои привычные берега, впечатление, словно оно держится на огромных китах, прикованых к земле цепями.

До Погоста доходили многие исторические события. Не все они зафиксированы в архивах и прописаны в литературе: война 1812 года, 1-я мировая и гражданская войны, интервенция белополяков, рейды банд Булак-Балаховича, Великая Отечественная война и многие другие, в которых принимали участие земляки, требуют внимательного и дотошного исследования. А социальные преобразования, религиозные конфликты, торговля, ярмарки свидетельствуют, что здесь действительно проходил древний “путь из варяг в греки”. И времена Великого Княжества Литовского (ВКЛ), Речи Посполитой, Российской империи, Октябрьская революция, “Аврора”, РСФСР, СССР, БССР, современной Беларуси в той или иной форм и степени отражались на жизни деревни. Из этого всего была соткана целая философия её жизни, как живого существа: привычного к тяжелому физическому труда, простому быту, сложившимся правилам поведения, семейным отношениям, воспитанию новых поколений, взаимодействию с природой. Окунаясь в них, ощущаешь, какой богатый благодатный гуманный духовный пласт создан.

8-10 поколений земляков с погостскими фамилиями пять столетий корчевали лес, делали челны, лодки, гатки для укрепление берегов рек, мастерили орудия труда, приспосабливаясь к условиям жизни, обрабатывали землю, растили скот, воспитывали детей. Деревня была трудовой и столетиями жила преимущественно натуральным хозяйством. Земляки были словно слиты с природой, издавна приучены самостоятельно вершить всё на своём подворье, используя природно-климатические условия, богатые на чернозём и сапропель земли. Они были людьми головастыми, рукастыми, оборотистыми, думающими, смекалистыми, настоящими мастерами и хозяевами. Властелины труда – без преувеличения, наилучшая им аттестация.

Образ Погоста и его жителей исторически ассоциировался с многими простыми понятиями и приметами: работой с утренней зари и до сумерек, Припятью и Ствигой, лодками, рыбой, охотой, стадами коров, лошадей, гусей, уток, сенокосами, огородами, лесозаготовкой. И, конечно, с её величием песней, с которой она была тесно повита-обвенчана и никогда не расставалась.

Ещё в 30-е годы прошлого столетия гремела слава погостских колхозов имени Яковлева, а потом — “Советская Белоруссия.” Одержимость трудом была определяющей чертой их характера. В символический список известных жителей Погоста, внесённых в буклет Почёта к юбилею (Н. Саскевич), вошло более 80 человек. Скупые сведения о них тем не менее раскрывают разнообразие персон и богатство личностей, сферы приложения их знаний и талантов как великих тружеников, защитников Родины, мастеров и умельцев. Почётные страницы скромного издания открывают известные на страну ильновод Ульяна Бабарико (Вулька), колхозные бригадиры Петр Мурашко, Алексей Саскевич, Семен Карась, председатель колхоза Пантелей Тарасюк, удостоенные большой и малых золотых медалей на ВДНХ СССР в 1939 году. Огромная заслуга их в получении от выставкома грузовой машины и денежной премии тружениками хозяйства. У старожилов на устах организатор колхозной жизни 30-х годов Мартин Михейшин, многие помнят орденоносцев-земляков Михаила Якубовского, Александра Макушенко, бригадиров Ивана Лазарчука, Николая Тарасюка, Григория Ильеню, Степана Левковца, звеньевого по выращиванию кукурузы (до 1000 ц/га в 50-х годах) Ивана Кольцова, знаменитых доярок – Анастасию Торчик (Ковалевич), Галину Маркевич, надаивавших уже в 79-80-е годы 3500-4500 литров молока на корову. В памяти – отменные мастера хлебопёк Софья Романовская, погостский кулибин Иван Синкевич, столяры Василь Карась и Григорий Саскевич, бондарь Михаил Ляпин, печник Адам Кирейчук, кузнецы Сергей Гуд и Кирил Ильеня, лодочники Тихон Кузьмич, Яков Торчик, Дмитрий Малявка, самородок-гармонист Алексей Кузьмич (Лексейка). Как легенд вспоминают осанистых деревенских сплавщиков Захара Чечко, Фёдора Кузьмича, Тита Саскевича, Павла Торчика – местного оратора, с его знаменитой речью на пивной бочке у сельмага, которая всегда начиналась публицистической фразой “Я – гигант Советского Союза.” И была по душе землякам. Их отношение к жизни и труду достойно подражания современников. Ведь какое дело ни возьми, всюду были свои маяки. И в любые времена ставились рекорды, росли впечатляющие результаты, появлялись герои.

В почёте в деревне было образование. Начало ему было положено во второй половине ХХ столетия с появления церковно-приходской школы (1884). Приживалось оно трудно вопреки категоричным требованиям одного продвинутого интеллигента, согласного которым грамотность вредит мужику: научи его, так он и пахать перестанет. Мол, такова его нерушимая психология. Однако, на счастье, оно медленно, но прогрессировало. Школа прошла более чем столетний путь – до современного социально-культурного комплекса в условиях суверенной Беларуси (1998). За этот период её закончили тысячи погостчан, знаменчан, озеранцев, черничан. Её основу укрепляли священник и педагог Николай Голиневич, его дочери Мария и Надежда, а затем, начиная с 30-х годов прошлого столетия, – целая плеяда прекрасных педагогов и организаторов образования: Петр Козел, Франц Лещенко, Александр Махнович, Владимир Сацура, Ефим Гохман, а 50-80 годы – Фёдор Родионов, Дмитрий Ефименко, Василий Маркевич и другие. И очень жаль, что ныне их уже никого нет с нами. Всего за годы своего существования педагогическую стезю по их опыту и примеру избрали более 60 выпускников, фактически большой педагогический коллектив современной городской школы. Многие из них достигли больших успехов: В. Маркевич и его ученица А. Литвинко (Дудич) удостоены звания “Заслуженный учитель Республики Беларусь”, Н. Зохно (Варельджан) и Н. Ярошкину происвоено звание “Заслуженный учитель школы Российской Федерации”, Н. Торчик (Кузьмич) – “Почетный работник общего образования Российской Федерации”.

В свои школьные годы любопытство подстёгивало деревенских детей быстрее узнать, что там за Припятью, какие неизведанные дали открываются за ней, чем манят и как их следует постигать. Подстёгивали и помогали учителя. Многие выпускники достойно, с честью прошли свой жизненный путь. Они, как птицы на крыльях, выпорхнули в жизнь и стали гордостью родителей, деревни и Житковщины. Их интересу и любопытству не было конца. Пытливость порождала инергию, жажду познания, творчество. На этой основе выросли замечательные известные учёные, исследователи, мыслители, новаторы производства, педагоги. Кандидат исторических наук И. Романовский, первым из деревенских проложивший путь в науку, Н. Саскевич, ученый-физик, чьи достижения используются на практике, кандидаты технических наук И. Кузьмич, Л. Левковец, М. Саскевич, учёный-филолог Л. Кузьмич, учёный-физиолог В. Левковец

Из Погоста постоянно отправляли на учебу в военные учебные заведения страны для подготовки кадров высокого уровня: Николай и Константин Голоды, Михаил Зохно, Анатолий Литвинко, Виктор Мурашко, Алексей Пашевич, Михаил Скригаловский, Виктор Торчик, Николай Торчик и многие другие.

Уважали сельчане старожилов: Антона Ильича Литвинко (Антончик), Ольгу Ивановну Саскевич (Андычка), которые едва не пережили век, и Надежду Кирилловну Романовскую,отметившую в мае этого года сто лет. И, конечно, женщины-матери – Евгения Афанасьевна Костянко, Анна Андреевна Кочеткова, Лидия Алексеевна Лазарчук, удостоенные звания “Мать – героиня”.

Особая драматичная и печальная страница летописи Великая Отечественная война. Уже через два месяца после её начала, 22 августа, немцы, проводя на Полесье карательную операцию “Припятские болота”, сожгли 163 дома из 198, уничтожили свыше 70 односельчан. Всего жертвами фашистов стали около 200 земляков. Более сотни погостчан по призыву пошли воевать и погибли в борьбе с врагом. Никто не остался без наград. 7 удостоены ордена Славы 3 степени, 14 – ордена Красной Звезды, 20 – медали “За отвагу”, 12 – “За боевые заслуги” и других отличий воинской доблести. Об их подвигах свидетельствуют наградные листы. Старожилы помнят, с каким энтузиазмом, жаждой обновления земляки отстраивали село. Если в мае 1945 года всех сиротливо встречала землянка Петра Кузьмича (Чупринского), то к 20-летию Великой Победы оно, преодолев разруху, бедность и нищету, обрело оптимистичный облик.

В деревне есть много из того, чем можно гордиться. У нас систематизировано и оцифровано фольклорно-песенное наследие, мастерски представлен обряд “Юраўскі карагод”, который занесен в конце прошлого года в список нематериальных ценностей ЮНЕСКО за вклад Беларуси во всеобщую мозаику всемирной культуры и развитие культурного разнообразия. Есть замечательный творческий коллектив “Міжрэчча”, 9 оригинальных краеведческих выпусков “Тураўшчына: мінулае, сучаснасць, будучыня”, фундаментальная история деревни “Мой Погост” (на русском и белорусском языках, около 300 страниц), которой нет аналогов в Беларуси, памятник погостчанам — жертвам Великой Отечественной войны, сайт “Погост – край чудес.”

Любят в Погосте рассказывать легенды об аисте как символе жизнелюбия и верности. Сотни буслов собираются и кружат ежегодно в августовские дни над погостскими просторами. Готовятся на зимовку в чужие края. Не на совсем, а для того, чтобы вернуться весной, демонстрируя преданность оставленным гнёздам. Это своего рода предвосхищение и ожидание добрых дел, событий и перемен. Как птицы, возвращаются домой и многие погостчане. Всё чаще их заботливые фигуры появляются на отцовских усадьбах. А рядом ещё одно символичное событие. С прошлого года за деревней важно пасутся исторические жильцы – туры, которые впервые сотни лет тому назад  упоминаются в разных источниках и как будто по законам необычных, но приятных сближений вернулись из седого далека на оболонье в междуречье

Деревня – наша совесть, корневище духа. Здесь правда жизни с её великими жизненными понятиями ”Работа, совесть, лад, судьба, патриотизм”, уходящими своим подтекстом в глубину веков. И наш исток. И чудное впечатление, от того, что она по-прежнему, как костёр в тумане, греет и светит. И в ней, как и ранее, пахнет хлебом и дымком из печи, напоминая трудную, богатую и славную деревенскую историю.

Михаил Кузьмич,

кандидат философских наук,

член Союза писателей Беларуси, член Академии российской

литературы, заслуженный

журналист Белорусского союза

журналистов, отличник печати Беларуси, коренной погостчанин

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.