Три домика в Хочене

— Не надо было ехать, да Бог понёс, — с напускной претензией к виражам судьбы весело улыбается энергичная и моложавая для своих 70+ Нина Стаховская из Хочени.


Впрочем, с тех пор, как она поселилась на Житковщине, прошло два добрых десятка лет. И, пожалуй, сразу при смене северной географии на умеренно-тёплый климат, последний ей даже пришёлся по душе. Куда сложнее обстояло дело с деревенским бытом, к которому, казалось, не приспособится никогда.Все дороги ведут в Беларусь

— Трудно поначалу пришлось, — Нина Григорьевна и теперь согласна с пресловутой поговоркой о том, что один переезд двум пожарам равен, — меня местные женщины учили и печь топить, и к разным удобствам на улице привыкать.

Тем более, что она, покинувшая когда-то автономию России Марий Эл для лучшей доли в Заполярье, о маленькой точке на карте, где Хочени и нет, не подозревала. От трудной деревенской жизни примерно тогда из Беларуси бежал и Владимир Стаховский. Из дорогого сердца Хочени он отправился не только адаптироваться к лютым морозам, но и опустился глубоко под землю. Шахта Заполярная в посёлке с одноимённым названием обещала хорошую зарплату, но взамен потребовала самоотдачи, трудолюбия и здоровья.

Между тем, как оказалось, разные географических точки вполне могут пересечься, как соединились в судьбах двух людей. Холода северного, уверяет Нина Григорьевна, как-то и не ощущали. К тому же, если супругу под землёй от работы жарко было, то его жене с тремя ребятишками, тоже мёрзнуть не приходилось.

В копилке Владимира Стаховского около сорока лет подземного стажа, шахтёрские награды, завидное трудолюбие и неизменившаяся с грузом лет любовь к маленькой, но такой родной деревушке в Беларуси. В арсенале Нины Григорьевны — главенство в женсовете (в советское время такие сообщества были ох как популярны) и даже товарищеский суд, где приходилось копаться в чужом грязном белье. Всё это общественное «ремесло» совмещала с работой заместителя директора в школе.

— Люди у нас были дружные, честные, мы в квартирах двери никогда не запирали, — улыбается, ностальгируя, Нина Григорьевна, — когда приехали в Беларусь, то всё мне здесь показалось иначе.

Владимир Стаховский из правильных и немногословных мужиков дела. Характер то ли морозами закалил, то ли тяжёлым трудом и шахтёрской бескомпромиссностью воспитал, но он у хоченца сродни стали. Вот и переезд на малую родину супруга дискуссий избежал. Как жена декабриста, с той лишь разницей, что не вслед, а вперёд мужа (он ещё дорабатывал в Заполярье) Нина Григорьевна прибыла на ПМЖ в Хочень. Перебрались, правда, не в родительский дом, а купили недалеко. Так деревенская избушка сегодня превратилась в почти городскую с удобствами квартиру. Ладно бы и старость встречать в тиши да благодати. Однако неугомонный супруг, не иначе, как решил деревню возродить. По своим собственным силам, конечно. Стартовал его проект с возвращения сына Валерия, кстати, тоже бывшего заполярного шахтёра, на историческую родину. Тем же путём восстановления угасающего в одиночестве домика, мужчина обрёл собственный очаг. Сегодня здесь на радость по-доброму бурчащей из-за непрекращающейся модернизации мамы, во дворе раскинулась теплица, к ней примыкает аккуратная банька, а окна хаты не скрывают модерн внутри.

 

В общем Владимир Стаховский не только сына и двоих дочерей родил, множество садов развёл, но и каждому из детей по дому построил. Ах, да, о третьем поместье. Молчаливого хозяина семейства мы с его супругой нашли… на стройке. Её, скорее, можно назвать реанимацией родительского жилья. Здесь вырос он сам, сюда же привозил знакомиться жену… Странно наблюдать, как интерьер старой сельской избы с лёгкой руки мастера становится не по-деревенски уютным. Здесь быт планируется также в стиле модерн, ведь, надеется родитель, когда-нибудь в его проекте поселится дочь, пока привыкшая к условиям Санкт-Петербурга.

— Он у меня не очень общительный и слегка экономный, — снова улыбается словоохотливая Нина Григорьевна, тут же опровергая прижимистость фактом. Недавно дед одному из троих внуком мотоцикл купил. Возможно, они и есть такие, настоящие белорусские мужики, —трудно зарабатывают и ничего не жалеют для своих детей и родины. А слова? Чего они стоят, когда поступки важнее.

Валентина ПОКОРЧАК

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.