«ШО Я НАРАБІЎ”, или ЧЕГО СТОЯТ ПЬЯНЫЕ ВЫХОДКИ

Дело случая? Скорее, закономерный итог. Суд Житковичского района заслушал дело о семейной драме, разыгравшейся после полуночи в агрогородке Люденевичи. Сожитель матери пырнул ножом в шею её дочь. Заседание было выездным и прошло на базе отдела милиции.

в шаге от смерти

Женщина едва осталась жива. Приехавшие медики (кстати, потерпевшая сама и вызвала скорую помощь) констатировали большую кровопотерю. В общей сложности, на лечение ушло пять дней… Рана зажила. Как напоминание о, казалось бы, мимолётном конфликте, остался шрам.

Сам обвиняемый в суде сказал, что мало что помнит из той ночи с первого на второе мая. Дожидаясь сожительницу с работы, выпили два литра вина. Спать легли в разных комнатах: мужчина в спальне, женщины в зале на кровати. Как, где и по какой причине произошёл инцидент, В. на заседании так и не вспомнил, как и то, откуда взялся нож и что конкретно его разбудило.

Тридцатилетняя пострадавшая Г. своими показаниями дополнила: она проснулась первая от звонка мобильного. Прошла на кухню, поговорила по телефону и оставила его там на зарядке.  Своими ночными движениями, видно, и разбудила спавшего отчима. Он побурчал, сдёрнул покрывало с кровати Г. и ушёл в спальню.

Падчерица не смолчала, пояснила её мама, проходившая по делу  свидетелем, нецензурную брань дочки в суде не повторила. Вообще, с её слов, конфликты между сожителем и дочерью случались и раньше. Ему не нравилось то, что взрослая Г., имеющая своё жильё в соседнем селе и не имеющая постоянных доходов и занятости, живёт с ними, поздно приходит домой, не слушается… В тот вечер, вернувшись с работы, застала компанию: дочь, её парень и сожитель. Они, по словам женщины, уже были выпившими. Вместе ещё приняли на грудь (но без парня), «повечерали и легли спать». В. проснулся и возмутился скрипом двери, пошёл поесть. Сало, колбасу резал в комнате — отсюда и нож рядом с кроватью. В это время  и зашла падчерица с требованием отдать покрывало. Потянулась за ним… В тот момент шею и обожгло болью, ручьём хлынула кровь… Никто, по крайней мере, из показаний, сразу и не понял, что произошло. Пострадавшая выбежала на кухню, прикрывая рану рукой. За ней – мать и отчим. Он лишь повторял: «Прости, прости… я не хотел». К слову, в последнем слове на суде он также просил прощения у Г., раскаивался в содеянном и говорил о любви к сожительнице. Просил суд наказать помягче, «чтоб не в тюрьму, чтоб помогти что, они нуждаются в моей помощи, и одна и другая».

за что боролись…

На момент совершения преступления, понятное дело, все были мягко сказать нетрезвы. Утренняя экспертиза показала содержание больше одной промилле этилового спирта в крови и обвиняемого, и потерпевшей.

Государственный обвинитель, приняв раскаяние как смягчающее обстоятельство и состояние опьянения как отягчающее, запросил четыре года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительном учреждении строгого режима. Помимо этого, учитывая синдром зависимости от спиртного (это установила экспертиза), — принудительное лечение от алкоголизма.

Суд постановил назначить обвиняемому наказание в виде лишения свободы на три с половиной года в исправительном учреждении строгого режима (в этот срок войдут и почти три месяца следствия), пройти принудительное лечение от алкогольной зависимости по месту отбывания наказания.

Штрихи к портретам

Обвиняемый. По месту жительства характеризуется как спокойный, в общественных местах ведёт себя прилично. Осуждался за уклонение от содержания детей (кстати, их у него четверо), кражу, совершённую группой лиц. Состоит на учёте у нарколога и тубкабинете. Постоянного места работы нет, перебивается временными заработками.

Потерпевшая. Не замужем. Сожительствовала с мужчиной. Двое детей отобраны, воспитываются в приёмной семье. В своё время написала расписку об отказе от дочерей. Готовятся документы на лишение Г. родительских прав и признание её обязанным лицом. Постоянной работы нет.

Свидетель. Вдова. Работает в местном сельхозпредприятии. С обвиняемым сожительствует примерно четыре года. Тоже в своё время была обязанным лицом, возмещала государству расходы на содержание сына…

Из диалога судьи и свидетеля

— Часто пьёт?

— Нет, конечно. Может месяц не пить.

— А каждый день может?

— Бывает, что пили и каждый день.

Светлана СЕВОСТЬЯНОВА

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.