Такая доля главврача

Выпускник гродненского мединститута Константин Грамак ехал в Житковичи исключительно на отработку, а судьба уже готовила ему кресло главного врача местной ЦРБ. Под его руководством история нашей больницы писалась на протяжении целых 27-ми лет. Суммарно учреждению, в котором он продолжает трудиться врачом-статистиком (заведующим) кабинета медстатистики, отдано свыше четырёх десятилетий.

— Константин Сергеевич, вы ведь тогда стали самым молодым главврачом в области. В 29 лет получив столь высокую должность, голова не закружилась от стремительного карьерного взлёта?

— Нет, как-то само собой всё сложилось. С первого дня меня, вчерашнего интерна-фтизиатра, поставили заведовать отделением тубдиспансера. А уже спустя год поддался на уговоры подменить начмеда, перешедшего на должность главврача, пока тот 9 месяцев был на курсах в Москве. По началу, конечно, сомневался, потяну ли? Но молодость амбициозна, к тому же это был временный пост. Потом ещё раз назначали начмедом, и отбиться уже не получилось, а в 1985-ом году  стал главным врачом ЦРБ. Всегда везло на хороших людей. Очень благодарен старшим коллегам за поддержку. Меня, тогда зелёного и неопытного, тактично и мудро многому учили наши бывшие главврачи – Владимир Андреевич Давыденко, Галина Алексеевна Дыбаль, Олег Васильевич Добровольский. Хозяйство было огромное. Население района – 70 тысяч, вдвое больше, чем сегодня. У нас рожали до тысячи детей в год.

— Что за история с вашим назначением переполошила райком КПСС спустя четыре года?

— Тогда случайно выяснилось, что всё это время, оказывается, я работал с приставкой «исполняющий обязанности». Хотя, по сути, это ничего не меняло, то была простая формальность. Срочно собрали бюро райкома партии и утвердили как положено главным врачом.

— В 1992 году в интервью «Новаму Палессю» вы рассказывали о том, что в больнице не хватает инсулина, а «скорые» бензином заправляют предприятия и колхозы, и просили руководителей «скинуться» на столы и стулья для новой поликлиники в Озёрном, которую по причине отсутствия мебели не могут открыть. А какое время для больницы было лучшим?

— Советское. С перспективным планированием и чётким финансированием. Но тогда существовала другая проблема. Денег хватало, а достать необходимое оборудование и материалы было очень тяжело. Однако как-то выкручивались. Упомянутое начало 1990-ых заставило выживать не только нас, тогда всем досталось сполна.

— Главный врач — в меньшей степени доктор, прежде всего он — организатор. А вас, к тому же, можно назвать ещё и прорабом за возведение в районе более десяти объектов здравоохранения. Расскажите про свои стройки.

— Не всегда хороший руководитель и хороший врач это один и тот же человек. Чтобы возглавлять коллектив, нужна особая хватка и много знаний в разных отраслях. Такая доля главврача. Приходится вникать и в проектно-сметную документацию в том числе. Строили действительно много. Больницы и амбулатории в Ленине, Люденевичах, Турове, Озеранах, Дуброве, Червоном, стоматологию, поликлинику, детский терапевтический  корпус.

— Кстати, почему поликлинику расположили так далеко от стационара?

— Я тоже был против такого решения. Ведь это вызвало много неудобств, потому что приходилось делить рентген- и физкабинет, лабораторию. К сожалению, мои доводы и доказательства не сработали. У ЖМЗ, выступавшего подрядчиком, был свой УКС. Помню, как его начальник Николай Рогозин то ли в шутку, то ли всерьёз обещал, что рядом ещё поставим кардиологию. Место поликлиники определял генеральный план застройки города. К слову, своя история и у детского корпуса. Его планировали небольшим, на 30 коек, но типовой проект удалось найти лишь такой — вдвое вместительнее. И поставили его, на первый взгляд, нелогично, парадным крыльцом назад. Строители объясняли такое расположение розой ветров.

— Сегодня в здравоохранении острый дефицит врачей. Была ли актуальна эта проблема в ваше время?

— У нас один период наблюдался избыток среднего персонала, сказывалось наличие двух медколледжей на территории области. А врачей не хватало. Надеялись, что с открытием в Гомеле медицинского вуза ситуация улучшится, но этого, увы, не случилось. Думаю, дело ещё и в том, что в нашу профессию идёт много случайных людей, которые не мотивированы на работу с настоящей отдачей.

— Чтобы руководить любым коллективом, нужны способности, а женским, по-моему, ещё и талант. Что помогало вам в коммуникации с подчинёнными?

— Поиск компромисса. Когда по-доброму относишься к собеседнику, то и в ответ получаешь больше понимания. У меня всегда были хорошие заместители, которым старался делегировать полномочия.

— Говорят: нельзя войти в одну реку дважды. А вы после пятилетнего перерыва снова вернулись в кресло главного. Почему?

— Так сложились обстоятельства. Хотя, конечно, не мог предположить, что судьба этим боком повернётся. Когда поступило предложение, не стал отказываться. А после пенсии, хотя и просили ещё поработать, ушёл с этой должности без сожаления. Я вполне доволен своей профессиональной жизнью и менять в ней, будь такая возможность, ничего не стал бы.

Светлана Шеколян

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.