Полтора месяца, которые остались в сердце навсегда

Попасть в самый известный пионерский лагерь СССР – «Артек» – для советского ребёнка было огромной удачей. Такой счастливый билет выпал и преподавателю лицея Юлии Черноголовой, тогда носившей фамилию Будённая. А случилось это осенью 1990 года, за восемь месяцев до распада Союза.

Пропуском в детский рай на берегу Чёрного моря для 14-летней девчушки стала активная общественная жизнь. Ученица СШ №2 г. Житковичи была председателем совета дружины, организовывала пионерскую работу. Перед самым отъездом в Крым её приняли в комсомол. Впрочем, она и сейчас не перестаёт удивляться, за что ей, даже не отличнице, без всякой протекции достался такой подарок судьбы.

– Вместе со мной ехали ещё четыре мальчика из нашего района, их потом расформировали по разным местам, – уточняя, что и путешествие, и путёвка были бесплатными, Юлия Александровна вспоминает, как мама с бабушкой сначала не хотели отпускать её за тридевять земель, ведь в лагере той предстояло оказаться впервые. – Меня определили в дружину «Янтарная», поселив в корпус на возвышенности. Из раздвижного, во всю стену окна на шестом этаже, где располагался наш отряд, открывался такой вид на море, что дух захватывало, хоть картины пиши.

Здравницу окружали пальмы и кипарисы. В комнатах, которые назывались кубриками, жили по 12 человек. Все дети, подчёркивая равенство, ходили в выданной форме синего цвета. Каждый день артековцев расписывался по минутам, скучать было просто некогда. Попав в свою стихию активистов, как-то быстро все сдружились. С утра – уроки, потом занятия по интересам, экскурсии по южному Крыму, спортивные мероприятия, концерты, интересные встречи.

– По возвращении из Бахчисарая или Ливадийского дворца, – продолжает собеседница, – вечером обязательно крутили фильм, в котором мы с восторгом узнавали увиденные места. А сколько кружков работало, на любой вкус! Меня понесло учиться водить автомобиль. Полигон, эстакада, электронные тренажёры с монитором и рулём – всему этому могла позавидовать любая автошкола.

В «Артеке» она впервые попробовала красную икру. В дефицитно-талонное время начала девяностых этот деликатес там подавали несколько раз в неделю. Вдоволь в ноябре-декабре хватало детям и фруктов.

– На лагерных дискотеках гремел «Ласковый май» и Цой, – их мелодии у Юлии Черноголовой неизменно вызывают ностальгию. – А пионерские песни, выученные там, просто впитались в подсознание. Под артековский хит про абсолют или тихий час «На горбатом Аю-Даге в вышине…» потом ещё долго укладывала племянников спать.

Полтора месяца не прошли – пролетели. Белорусов увозили последними, и за три дня, провожая других, Юля просто исплакалась. Так не хотелось расставаться. Из сказочно-тёплого Крыма девочка вернулась в снежный декабрь.

– Ещё три дня назад мы купались в открытом бассейне, а тут мама встречает меня в Гомеле с шубой в руках, – улыбается житковчанка. – Помню, как непривычно было осознавать, что через неделю Новый год.

В жизни Юлии Черноголовой та поездка стала одной из самых ярких страниц жизни. Она до сих пор помнит своих вожатых (по артековской традиции Нонну, Олега и Игоря звали по именам, без отчеств) и почти каждого из 30 ребят отряда. А с одной подружкой, Любой Черчук из Украины, представьте, до сих пор на связи. Вот такое крепкое пионерское братство.

Светлана Шеколян

Фото автора и из архива героини

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.