Они уходили, чтобы обязательно вернуться

афганецГвардии сержант Владимир Таболич с честью исполнил свой интернациональный долг.Как только на дороге показывался первый грузовик, она всегда выбегала навстречу колонне. Худенькая афганская девочка ждала своего советского («шурави»), который обязательно поделится гостинцем. Это сначала, едва солдат с банкой тушенки спрыгивал с брони, она норовила убежать в укрытие. А после того, как вернувшись, находила в поднятой проехавшей техникой пыли консерву или сахар-рафинад, смелела. Спустя несколько недель маленькая афганка уже не боялась брать угощение прямо с боевой машины, при этом что-то радостно по-своему лопоча.

Солдат долго подкармливал голодного ребенка, зная, что, ее отец, возможно, в это время сидит где-то в засаде, держа на мушке, таких как он, непрошеных гостей в чужой военной форме…
— Да разве ж дитя виновато, — чуть смущенно улыбается мужчина. – Оно ж есть хочет, а кругом война.
Белое солнце Афгана
В армию Владимира Таболича забрали после окончания Гомельского ПТУ, где он получил профессию токаря. 1 ноября 1983 года дома, в Юркевичах родители, как полагается, справили вечер. Из областного центра новобранцев повезли в Москву. В поезде поговаривали, что их, скорее всего, отправят в Афганистан. А когда пришли «купцы» – в панамках и ботинках вместо кирзачей, – стало понятно: не ошиблись. До приграничного Ашхабада – туркменской столицы – призывники добирались целую неделю. В учебке нашего белоруса определили в операторы-наводчики БМП. Шесть месяцев парней усиленно готовили к войне, на стрельбах он впервые увидел горы. А вот того дня, когда их самолет приземлился в Кабуле, не запомнил: ни числа (скорее всего, это было начало апреля), ни своих первых ощущений.
Ребят быстро погрузили в вертолет – путь лежал в город Баграм, что находится на северо-востоке страны, в Панджшерской долине. Приземлились новобранцы в 30 километрах от алмазных рудников. Место их дислокации называлось Руха – высокий холм с одиноко стоявшей палаткой вдали от кишлаков. Их зенитно-ракетному взводу, прикомандированному к 968-ому мотострелковому полку, предстояло практически на пустом месте разбить лагерь. Несколько дней парни рыли скалистый грунт, строили землянки, стены в которых обшивали дощечками из-под снарядных ящиков.
И потекли боевые будни под обжигающим афганским солнцем, когда зной приближался к 50 градусам, а от глинистой пыли на лице блестели лишь зубы да глаза. Прохладу можно было найти только у подножия, где много зелени и речка, но именно там зачастую укрывались с оружием душманы.
В паре с киргизом Джамалом Юсуповым – механиком-водителем боевой машины пехоты (БМП-2), оснащенной 30-миллиметровой пушкой и пулеметом, они обеспечивали сопровождение колонн с оружием и продовольствием, топливозаправщиками-«наливниками», которые были желанной добычей врага. Дважды в неделю преодолевали караваны горный серпантин – день идут в одну сторону, другой – обратно. Наводчик всегда начеку, зорко следит через оптику прицела за окрестностями: лишь только где-то мигнет огонек, тут же выпускает очередь, гасит вражескую точку. В дороге не обходилось без засад, моджахеды постоянно громили колонны. Не все ребята возвращались на базу. В их взводе за полтора года потеряли троих солдат и прапорщика.
Было ли страшно? По-честному, нет, говорит Таболич. Скорее интересно. Молодые были, лихие. О возможной смерти не думали. А то, что стрелять приходилось – то на войне, как на войне: здесь закон один — если не ты, то тебя. Они исполняли свой интернациональный долг, защищали южные рубежи Родины и верили, что служат правому делу.
Отвлечься от невеселых мыслей помогала и постоянная занятость. Работы всегда хватало. Главная забота наводчика – держать в исправном состоянии оружие: после похода все тщательно чистилось, смазывалось и снаряжалось боеприпасами. К технике все относились трепетно, понимали, что от этого во многом зависит жизнь.

Чай из верблюжьей колючки
Хотя, по справедливости, хватало там и негатива. Слабых война ломала, а сильные духом еще больше мужали. Есть у Владимира Николаевича медаль «За боевые заслуги». Дело было возле Анавы. По пути из Баграма он спас свою колонну: уничтожил засевших в горах душманов. Засек их через прицел – возле ручья ждали с пулеметом трое. Страшно представить, если бы их снаряд попал в бензовоз. Смелость и грамотные действия стрелка сначала оценили медалью «За отвагу», но спустя четыре месяца перед строем вручили медаль «За боевые заслуги».
Сейчас, глядя на награду, Таболич вспоминает армейскую службу, своих товарищей, с которыми связала судьба. В их полку был представлен почти весь Советский Союз, и все друг друга поддерживали, невзирая на национальность. В Афгане Владимир убедился, что нет плохих народов, просто бывают плохие люди. Со многими там сдружился, а с некоторыми еще долго переписывался на гражданке.
В бытовом плане больше всего вдали от Родины они скучали по картошке – ее так ни разу и не видели, зато гречки наелись на всю жизнь. А еще помнится чай из верблюжьей колючки, который заваривали как противомикробное средство. В стране гор не меньшую опасность, чем пули, представляли инфекции вроде гепатита и брюшного тифа.

Спасибо, что живой
Очень ждали от родных весточки. Письмо шло из Беларуси около месяца. Домой в Юркевичи Владимир писал без подробностей: служба идет нормально, стоим на точке, погода хорошая. Не потому, что цензура запрещала, просто сам не хотел волновать маму, молившуюся за сына день и ночь, отца, сестренку-школьницу.
Из армии он привез много снимков. Фотоаппарат солдаты купили в лавке-дукане вскладчину, там его и оставили следующей смене. Среди фотографий есть и одна профессиональная. Ее парню подарил военный корреспондент, писавший про бравого наводчика газетную статью.
Многие везли с собой магнитофоны, джинсы, музыкальные часы, то, что в Союзе было большим дефицитом. Володя думал не про себя — на чеки купил всем родным маленькие подарочки, хотелось после долгой разлуки порадовать их обновками.
Но самой большой радостью для семьи, конечно, было возвращение ее любимого солдатика – живого и невредимого. Ему действительно повезло: ни ранения, ни контузии, ни болезни. В Юркевичи он приехал 1 декабря 1985 года, «переслужив» один месяц. Перед возвращением целую неделю провели на чемоданах. Вертолеты прилетали три-четыре раза в день, но из-за мощного обстрела не могли приземлиться.

Все было не зря
Поначалу долго не верилось, что уже дома. К войне, говорит, и то быстрей привык. Через три месяца после дембеля он пришел на моторостроительный завод, где познакомился с Наташей, будущей супругой. Семье вскоре дали в Житковичах квартиру. На предприятии интернационалист работает до сих пор – почти три десятка лет. По иронии судьбы в названии его гражданской специальности слышится военный отголосок. Таболич – наладчик станков-автоматов и полуавтоматов. У воина-интернационалиста две дочери.
За то, что выпала ему такая доля, у Владимира Николаевича ни на кого нет обиды, значит, так было надо. А служба его многому научила: заставила иначе смотреть на жизнь, ценить простые вещи, понимать, насколько хорошо просто жить. Те годы он вспоминает даже с благодарностью, отмечает: будь такая возможность, вернулся бы туда снова.
В Афгане было все по-настоящему. «Зачем вам нужна была чужая война?» — обычно говорят те, кто там не был. А еще пытаются очернить ее участников, дескать, убийцы и наркоманы с исковерканной психикой. У Таболича к такой позиции отношение резко отрицательное: нельзя всех мерить одной меркой.
Когда материал уже был готов к печати, стал известен еще один удивительный факт, о котором скромно умолчал собеседник. Оказывается, его старший брат Николай тоже был в Афганистане. Боевой офицер капитан Таболич четыре месяца служил в Кабуле вертолетчиком. Так совпало, что братья даже участвовали в совместных операциях по сопровождению колонн: один обеспечивал их безопасность на земле, другой – в воздухе.
Чтобы помнили
В декабре 1979 года Советский Союз принял решение о вводе в Афганистан ограниченного контингента советских войск. Его основная задача состояла в защите правительства страны от вооруженной оппозиции, финансировавшейся из-за рубежа. Советские войска были полностью выведены из Афганистана 15 февраля 1989 года. Спустя шесть лет Указом Президента Республики Беларусь 15 февраля в нашей стране установлен День памяти воинов-интернационалистов.
За весь период девятилетней войны через Афганистан прошли 620 тысяч военнослужащих, 200 тысяч 153 человека были награждены орденами и медалями, в том числе 10 тысяч 955 человек посмертно, 75 стали Героями Советского Союза. По данным фонда «Память Афгана», в составе ограниченного контингента советских войск служили 28 тысяч 832 уроженца Беларуси. Из них погибли 723 человека, 12 пропали без вести. Трое белорусов удостоены звания Героя Советского Союза. В Республике Беларусь признание подвига воинов-интернационалистов остается неизменным.
Светлана ШЕКОЛЯН.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.