Торф — король поля в Замошье

Предложение отправиться на перспективное поле добычи торфа в Замошье на тепловозе показалось заманчивым. Но, как выяснилось, железнодорожная техника усердствует в самом эпицентре разработки, а погода, подчеркнул директор ОАО «Житковичский ТБЗ» Виктор Купрацевич, в кои веки позволяет осмотреть новое месторождение на машине.

Заработавший лес

Это и правда большая редкость, когда по ржавой колее грунтовки, проложенной всё теми же торфяниками, можно колесить на автомобиле. Будь весна щедрее на осадки, внедорожник здесь, уверяет руководитель предприятия, засел бы будь здоров! Возможно, из-за неискушённости, но даже освобождённые от густых деревьев площади впечатляют масштабами работ и территории. А ведь из отведённых три года назад двухсот с небольших гектаров очищены пока 100. Потому в лесу ключом, в том числе и гаечным, бьёт жизнь. Чтобы добираться по традиционной топи на место, проложили шесть километров узкоколейки в глубь зарослей Национального парка «Припятский», чьи земли волею Гомельского облисполкома всё-таки удалось арендовать на полвека. Но прежде подвели электроэнергию — стационарно и надёжно. С двух сторон по периметру организовали каналы для стока воды. Как и соорудили насосную станцию для перекачки такой живительной и мешающей при добыче торфа влаги. Что поделать, здесь, как на некоторых участках залежей ископаемого в России, воду не сольёшь по наклону — везде низина. Кроме основного железнодорожного пути — узкоколейки, есть и временный. Его мобильно перекладывают в нужной географии, вывозя древесину на «материк». Кстати, шесть километров — не просто расстояние от поля к базе, где обосновались и свои, — из ТБЗ, и чужие — подрядчик Мозырский «Лотос». Вместе с этим отрезком в геометрической прогрессии растут затраты.

— Приехали украинцы со шведами, — констатирует Виктор Прохорович факты себестоимости древесного ресурса, указывая на огромную кряжистую корягу сосны, — интересуются ценой пня. Говорю, если берёте здесь — бесплатно… Нет, отвечают, вы нам вывезете…А превращение его в щепу  вообще шесть евро за кубометр.

Арифметика  торфобрикета

Но древесная математика для завода не такая уж и грустная категория. Переработка тысячи кубометров деловой древесины в пиломатериалы даёт предприятию возможность выплачивать 50% зарплаты. Виктор Купрацевич не скрывает, что сбыт торфобрикета и раньше шёл со скрипом, а в нынешнем году забуксовал. Здесь руководитель называет и объективные причины — тёплая зима, и субъективные — основной партнёр, Белорусский цементный завод, закупил российские угли. Кстати, его доля потребления червоненского топлива составляла порядка 40 тысяч тонн в год, 25 тыс. забирали райтопы и 15 тысяч — Речицкая ТЭЦ. Эти 85 тысяч тонн брикета позволяли предприятию нормально жить, обеспечивая на всю зиму работой коллектив.

Сегодня, кроме строительства новых площадей, а уже в июне планируют открыть два пусковых комплекса (№№ 1 и 2, а всего их будет четыре), усиленно идёт добыча торфа на старом участке в Солигорском районе Минской области. Завершить процесс ныне намерены немного раньше обычного — где-то к середине июля. Однако для директора дилемма состоит в расчёте рисков. Торфяники зависят от погоды и рынков сбыта, а поскольку брикеты нуждаются в безопасном хранении, то, естественно, время копит затраты. Тем не менее, как и в минувший период, планируют добыть порядка 130 тысяч тонн торфа.

Возвращаясь к Булеву Моху, следует отметить, что этого месторождения, а теперь оно обеспечит ресурсом предприятие лет на 50, в нашей истории могло не быть. Просто так совпало, что на продолжение добычи на старом поле в Солигорском районе и на разработку нового в Замошье разрешения получили почти одновременно. Иными словами, не было бы двух «карьеров» счастья, если бы страх оказаться без торфа не помог. К слову, на участке в Минской области территория тоже приличная — порядка 280 гектаров.

Количество впечатляет качеством

— Тот лес, — Виктор Купрацевич указывает на отдалившийся теперь ровный, густой и тонкий строй сосны, — по свидетельству старейшего лесника, насчитывает свыше 130 лет. Таким молодым кажется из-за пожаров, уничтожающих старые деревья, и сырого грунта. Не раз его хотели вырубить. Развернут работы по сухой погоде, а потом из-за дождей, сырости, а вместе с этим топи, бросят. Вообще странно, как сосна здесь растёт…

Уже на следующем участке, ближе к столичной области, строителей встречают ели. Много берёзы, которую теперь, как раньше, нельзя оставлять для перегноя. Её также, как и сосну, следует взять на учёт и доставить для энерго- или другого ресурса. Процесс трудоёмкий, практически ручной:  люди собирают остатки, складируют на металлический, прикреплённые к трактору, лист для транзита.

— Здесь уникальные и самые глубокие в Беларуси — до шести метров — залежи торфа, — объясняет особенность месторождения директор единственного в Гомельской области торфобрикетного завода, — а качество ископаемого намного выше своих аналогов в стране.

В нынешнем году добыча торфа Булев Мох обойдёт — просто в этом нет нужды. Однако в Замошье, по предварительному анализу, 4271,4 тысяч тонн залежей природного ресурса. На строительство всего поля потратят 26 месяцев. Напомним, процесс стартовал в декабре 2017 года.

Виктор Купрацевич: «На разработку участка запланировано 9766 тысяч рублей или средняя цена одного гектара чуть больше 47 тыс. Инвестиции Министерства энергетики составляют 2 742,06 тысяч рублей».

Михаил Лапушка, старший мастер по разработке торфяных месторождений: «Предполагаемый объём деловой древесины и дров – 46 394, 6 м куб, отходов и пней 471 743 м куб. Мы всё учитываем, у нас налажена система чёткого контроля прихода-расхода и охраны».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.